Consilium medicum боль в спине

Пациент с поясничной болью: акцент на эффективность и безопасность лечения

ФГБОУ ВО «Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И. Пирогова» Минздрава России, Москва, Россия

Синдром поясничной боли (ПБ) является одной из наиболее частых причин обращения за медицинской помощью. Установлено, что ПБ – одна из основных причин увеличения количества лет, прожитых с нетрудоспособностью вследствие заболевания (disability-adjusted life year – DALY), а также временной утраты трудоспособности [1]. Число пациентов с ПБ не только не уменьшается, но, наоборот, имеет тенденцию к нарастанию, что подтверждено результатами исследования, в ходе которого показано, что значение показателя DALY среди пациентов с ПБ в 1990 г. составило 58,2 млн лет, а в 2010 г. возросло уже до 83,0 млн лет [2]. В России также наблюдаются увеличение числа пациентов с первично развившейся ПБ, а также рецидивами заболевания, увеличение частоты случаев перехода ПБ в хроническую форму [3].

Лекарственная терапия пациента с поясничной болью

Основным направлением медикаментозной терапии пациента с ПБ является устранение болевого синдрома. Целью назначения противоболевых и противовоспалительных препаратов пациентам с ПБ является не только купирование болевого синдрома, но и обеспечение возможности расширения двигательной активности, возвращения к привычному образу жизни, что в конечном итоге позволяет добиться повышения качества жизни больного.

Выбор препарата для купирования ПБ представляет собой достаточно сложную клиническую задачу, поскольку необходимо подобрать лекарственное средство, сочетающее достаточную эффективность и минимально возможный риск развития побочных эффектов. Этот выбор в значительной степени осуществляется эмпирически, что влечет за собой нередкую необходимость смены не оказавшего ожидаемого эффекта препарата на более действенный и безопасный.

На протяжении длительного времени в качестве препарата выбора при лечении пациента с ПБ рассматривался ацетаминофен [4]. Однако результаты представленных в последние годы метаанализов и систематизированных обзоров, посвященных сравнительной оценке эффективности и переносимости препаратов, используемых при лечении пациентов со скелетно-мышечными болевыми синдромами, в частности с ПБ, констатировали невысокую эффективность ацетаминофена при относительно высоком риске побочных эффектов (наиболее важный среди них – гепатотоксичность) [5]. Оказалось, что противоболевая эффективность ацетаминофена при ПБ существенным образом не отличается от таковой у плацебо [6]. Его назначение, позволяющее добиться умеренного противоболевого эффекта, существенным образом не влияет на качество жизни больных, степень повседневной активности, выраженность нарушений ночного сна и ряд других показателей, изменение которых, как правило, связано с ПБ.

Нестероидные противовоспалительные препараты

Наиболее широко для купирования острой ПБ применяются нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), эффективность большинства из них, как правило, сопоставима. На сегодняшний день отсутствуют убедительные данные о существовании значимых различий темпов устранения болевого синдрома и влияния на отдаленные исходы лечения у конкретных представителей НПВП [7]. Вероятно, это обусловлено неоднородностью исходного состояния включенных в многочисленные исследования пациентов, различиями дизайна исследований, характером сопутствующей немедикаментозной терапии, уровнем физической активности на момент лечения. Назначение НПВП за счет противоболевого и противовоспалительного эффектов обеспечивает значительное снижение интенсивности острого и подострого болевого синдрома и оказывает менее выраженное, хотя и достоверное, уменьшение хронической ПБ [8].

Одним из ключевых факторов, определяющих выбор НПВП, является вероятность развития побочных эффектов, а также их возможный характер. Установлено, что противоболевое и противовоспалительное действие НПВП связано в первую очередь с угнетением синтеза простагландинов вследствие торможения циклооксигеназы (ЦОГ) – тканевой или конституциональной – ЦОГ-1 и индуцибельной – ЦОГ-2. Обе изоформы ЦОГ вырабатываются как в периферических тканях, так и в клетках центральной нервной системы. В связи с этим обезболивающее действие некоторых ингибиторов ЦОГ обусловлено воздействием не только на периферические, но и на центральные механизмы возникновения боли.

Положительные эффекты применения НПВП хорошо изучены и не могут вызывать сомнения. Вместе с тем при выборе лечебной тактики необходимо учитывать риск развития побочных эффектов препаратов данной группы [9]. Каждый из них имеет свои особенности риска развития побочных эффектов. Применение неселективных ингибиторов ЦОГ связано с увеличением риска ульцерогенного эффекта, тогда как назначение селективных ингибиторов ЦОГ-2 ассоциировано с повышенным тромбообразованием. В связи с этим их применение не рекомендовано пациентам, в недавнем прошлом перенесшим тромботическое событие, в частности острый коронарный синдром, инфаркт миокарда [10]. Также имеется риск поражения почек и печени. Вероятность возникновения побочных эффектов повышается при более длительном приеме этих средств. Серьезной проблемой является проведение обезболивающей терапии у пожилых больных, которые в силу наличия сопутствующих заболеваний нуждаются в одновременном приеме нескольких лекарственных препаратов. В данной ситуации высокая вероятность лекарственных взаимодействий, возможное потенцирование побочных эффектов (например, при одновременном применении препаратов ацетилсалициловой кислоты, глюкокортикоидов и НПВП), наличие коморбидных состояний повышают риск развития нежелательных побочных эффектов. Следует также отметить низкую комплаентность значительной части больных. Зачастую выбор конкретного препарата, режим дозирования, сроки терапии, комбинацию лекарственных средств пациент осуществляет произвольно, в соответствии с собственными представлениями о принципах лечения или на основании советов и рекомендаций, полученных от лиц, не имеющих медицинского образования, или из средств массовой информации.

Одним из наиболее широко применяемых препаратов для лечения пациентов со скелетно-мышечными болевыми синдромами является диклофенак. Препарат имеет большую доказательную базу своей эффективности, полученную в результате многочисленных клинических исследований. В ряде стран диклофенак является препаратом выбора у пациентов с ПБ вследствие своей эффективности, предсказуемости эффекта и приемлемой для больного стоимостью.

Учитывая потенциальный риск осложнений применения НПВП, необходимо сокращение сроков лечения – оно не должно продолжаться неоправданно длительное время, в частности после купирования болевого синдрома «для закрепления эффекта», и абсолютно нецелесообразно применение НПВП с целью предупреждения обострения ПБ.

Одним из направлений повышения эффективности и безопасности терапии является применение адъювантных средств, позволяющих добиться обезболивающего эффекта с применением меньших доз НПВП и, соответственно, меньшим риском развития побочных эффектов. В этой связи несомненный интерес представляет накопленный к настоящему времени значительный опыт одновременного применения комбинации НПВП и витаминов группы B, в частности диклофенака, что обусловлено их активным участием в метаболизме нервной ткани.

Сочетанное применение витаминов группы B и НПВП дает возможность повышения эффективности и безопасности терапии. Хорошо известно, что витамины группы B (тиамин, пиридоксин, цианокобаламин) принимают непосредственное участие в широком спектре метаболических процессов в центральной и периферической нервной системе, вследствие чего они нередко рассматриваются в качестве так называемых нейротропных витаминов. Доказана их роль в процессах белкового синтеза, образования нейромедиаторов, формировании клеточных мембран, а также энергетическом обмене нейронов и клеток глии [11]. Перечисленные витамины принимают участие в реализации образования новых отростков нейронов, сложных процессах ремиелинизации нервных волокон и синаптогенеза. Результаты многочисленных исследований убедительно продемонстрировали эффективность витаминов группы B в условиях различных экспериментальных моделей поражения периферической нервной системы. Введение витаминов группы B экспериментальным животным, как правило, сопровождалось убедительными признаками структурного и функционального восстановления нервной системы, улучшением ее электрофизиологических характеристик, уменьшением интенсивности болевого синдрома [12].

Читайте также:  Массаж спины его обучением

Особый интерес представляют результаты исследований, посвященных изучению противоболевых эффектов витаминов. Существование обезболивающего эффекта у цианокобаламина и тиамина было отмечено и ранее, при этом для его достижения требовалось введение относительно высоких дозировок препаратов. В ходе одного их экспериментальных исследований продемонстрировано, что как совместное, так и раздельное применение тиамина, пиридоксина и цианокобаламина обеспечивало обезболивающий эффект у мышей (боль индуцировалась нанесением кислоты на кожные покровы), который не устранялся применением налоксона [13]. Использование указанных витаминов приводило и к уменьшению интенсивности боли, вызванной воздействием формальдегида, а также уменьшению выраженности локального отека в месте его нанесения. По мнению авторов исследования, противоболевой эффект был обусловлен угнетением синтеза медиаторов воспаления и ослаблением вызванных ими локальных реакций.

Последующие исследования были направлены на изучение возможности применения нейротропных витаминов с целью потенцирования противоболевого эффекта других лекарственных препаратов. Так, показано, что одновременное, вместе с диклофенаком, применение тиамина обеспечивает модулирующее влияние на конформационную структуру ЦОГ и ее активный центр, благодаря чему в полной мере реализуются его эффекты [14]. Эксперимент продемонстрировал, что одновременное применение двух препаратов оказывает суммационный обезболивающий эффект.

С целью повышения приверженности больных лечению был разработан комбинированный препарат Нейродикловит, 1 капсула которого содержит 50 мг диклофенака натрия, 50 мг тиамина гидрохлорида, 50 мг пиридоксина гидрохлорида и 250 мкг цианокобаламина.

Эффективность комбинации диклофенака и витаминов группы B

Проведенные клинические исследования подтвердили эффективность комбинированной терапии диклофенаком и витаминами группы B при болевых синдромах разного генеза [15–17].

Интересны результаты рандомизированного двойного слепого контролируемого параллельногруппового клинического исследования DOLORstudy [15–17], целью которого была оценка влияния витаминов В 1 , В 6 и В 12 на обезболивающую активность НПВП при лечении люмбаго. В исследовании пациенты получали перорально 2 раза в день либо комбинированную терапию НПВП и витаминами группы B (1-я группа: НПВП 50 мг + тиамин 50 мг, пиридоксин 50 мг + цианокобаламин 1 мг), либо монотерапию НПВП в дозе 50 мг (2-я группа). Период исследования длился максимум 7 дней. Если выраженное уменьшение боли наблюдалось раньше (значение визуальной аналоговой шкалы – ВАШ H ö ller Y, Storti M et al. Thiamine Deficiency Induced Neurochemical, Neuroanatomical, and Neuropsychological Alterations: A Reappraisal. Sci World J 2013. Article ID 309143.

12. Hosseinzadeh H, Moallem S, Moshiri M et al. Anti-nociceptive and anti-inflammatory effects of cyanocobalamin (vitamin B12) against acute and chronic pain and inflammation in mice. Arzneimittelforschung 2012; 62 (7): 324–9.

13. Fran ç a D, Souza A, Almeida K. B vitamins induce an antinociceptive effect in the acetic acid and formaldeyde models of nociception in mice. Eur J Pharmacol 2001; 421 (3): 157–64.

14. Dena A, Issa Y, Sherif O. Chemistry behind the Synergism of Diclofenac and Vitamin B1. Int J Advanced Res 2015; 3 (8): 969–76.

15. Ponce-Monter A, Ortiz M, Garza-Hernández A et al. Effect of Diclofenac with B Vitamins on the Treatment of Acute Pain Originated by Lower-Limb Fracture and Surgery. Pain Res Treatment 2012. ID 104782. DOI: 10.1155/2012/104782

16. Maga ñ a-Villa M, Rocha-Gonz á lez H, Fern á ndez del Valle-Laisequilla C, Granados-Soto V. B-vitamin mixture improves the analgesic effect of diclofenac in patients with osteoarthritis: a double blind study. Drug Res (Stuttg) 2013; 63 (6): 289–92.

17. Mibielli M, Geller M, Cohen J. Diclofenac plus B vitamins versus diclofenac monotherapy in lumbago: the DOLOR study. Curr Med Res Opin 2009; 25 (11): 2589–99.

18. Vetter G, Bruggemann G, Lettko M. Shortening diclofenac therapy by B vitamins. Results of a randomized double-blind study, diclofenac 50 mg versus diclofenac 50 mg plus B vitamins, in painful spinal diseases with degenerative changes. Z Rheumatol 47 (5): 351–62.

19. Юдельсон Я.Б., Рачин А.П., Белогорохов О.О. Эффективность и безопасность применения препарата нейродикловит при дорсалгии. Фарматека. 2008; 20: 132–5.

20. Камчатнов П.Р., Бойко А.Н., Батышева Т.Т. и др. Нейродикловит: возможность применения у пациентов с болью в спине. Фарматека. 2010; 7: 35–9.

21. Wong J, Cote P, Sutton D et al. Clinical practice guidelines for the noninvasive management of low back pain: A systematic review by the Ontario Protocol for Traffic Injury Management (OPTIMa) Collaboration. Eur J Pain 2017; 21 (2): 201–16. DOI: 10.1002/ejp.931

22. Cutforth G, Peter A, Taenzer P. The Alberta health technology assessment (HTA) ambassador program: The development of a contextually relevant, multidisciplinary clinical practice guideline for non-specific low back pain: A review. Physiother Can 2011; 63: 278–86.

23. Livingston C, King V, Little A et al. Evidence-Based Clinical Guidelines Project. Evaluation and Management of Low Back Pain: A Clinical Practice Guideline Based on the Joint Practice Guideline of the American College of Physicians and the American Pain Society. Salem, Oregon: Office for Oregon Health Policy and Research, 2011.

24. Баранцевич Е.Р., Андреев В. Возможности лечения хронической боли при пояснично-крестцовой радикулопатии. Врач. 2012; 11: 13–9.

Информация об авторе

Камчатнов Павел Рудольфович – д-р мед. наук, проф. каф. неврологии, нейрохирургии и медицинской генетики лечебного факультета ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова»

Источник

Боль в спине: использование витаминов группы B

Е.С. Акарачкова 1 , О.В. Котова 1 , А.А. Беляев 2

1 АНО «Международное общество «Стресс под контролем»», Москва, Россия;

2 ГБУЗ «Научно-исследовательский институт скорой помощи им. Н.В. Склифосовского» Департамента здравоохранения г. Москвы, Москва, Россия

Боль в нижней части спины (БНС) затрагивает от 30 до 50% населения Земли [1] и среди болевых синдромов считается 4-й причиной стойкой утраты трудоспособности [2, 3]. БНС является наиболее распространенной формой хронической боли [4]. В клинических исследованиях ремиссия при БНС на 1 год колеблется от 54 до 90%. После острого эпизода БНС 1/3 пациентов испытывают повторный эпизод, и примерно 1/2 из них обратятся за медицинской помощью. Если пациент испытал 2 и более эпизода БНС, то в течение 1 года у него будет тройной шанс повторения такой боли [5].

К числу физических факторов риска развития неспецифической БНС можно отнести тяжелый физический труд, длительное пребывание в неудобном положении, неловкие и интенсивные движения на неподготовленных мышцах, вибрационные воздействия, переохлаждение, малоподвижный образ жизни.

В большинстве случаев (до 80–90%) БНС носит неспецифический характер и связана преимущественно с дисфункцией мышечно-связочного аппарата [6]. В основе болевого синдрома лежит сложный комплекс функциональных и дистрофических изменений в структурах позвоночника (дугоотростчатые суставы, межпозвонковый диск, мышцы, сухожилия, связки) с вовлечением в патологический процесс болевых рецепторов, нервных корешков. Источниками болевой импульсации могут являться не только измененные межпозвонковые диски, но и связки позвоночника, надкостная ткань суставов и периартикулярные ткани, спазмированные мышцы, окружающие пораженный позвоночный двигательный сегмент.

Читайте также:  Боли в спине и затылке это

В основе формирования этого типа боли лежит механизм активации периферических ноцицепторов. Боли обычно носят ноющий, стягивающий характер, бывают разной интенсивности, усиливаются при движении в позвоночнике или вовлеченных группах мышц, определенных позах. Нередко эта боль уменьшается после отдыха, растирания и разминания мышцы. При осмотре можно определить изменение контуров и болезненное напряжение при пальпации вовлеченных мышц. При этом важным моментом диагностики неспецифической БНС является отсутствие снижения мышечной силы, расстройств чувствительности и изменения рефлексов [7].

Помимо перечисленных общепринятых факторов риска развития БНС и боли в шее в последнее время уделяют особое внимание дефициту потребления витаминов и минералов пациентами с болью в спине. К настоящему времени показано, что пациенты с БНС имеют сниженное потребление цинка, магния, фолата, витаминов D и А [8].

Пациенты с заболеваниями опорно-двигательного аппарата, в частности БНС и цервикалгией, – большая нагрузка для общества, поэтому идет постоянный поиск безопасных и эффективных методов лечения данных состояний.

Наиболее распространенными препаратами для лечения неспецифической БНС являются нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), миорелаксанты, витамины группы В.

Место НПВП и миорелаксантов в терапии БНС

НПВП обладают многочисленными серьезными, потенциально опасными для жизни побочными реакциями или нежелательными явлениями, но все же они относятся к наиболее широко прописываемым и применяемым лекарствам во всем мире [9].

Наряду с НПВП при неспецифической БНС широко используют миорелаксанты, способные уменьшить или даже устранить избыточное мышечное напряжение (тизанидин, толперизон, баклофен). Одновременное их применение с НПВП позволяет снизить дозировки последних и уменьшить вероятность развития побочных эффектов [10].

Витамины группы B также широко используются для лечения боли в спине. Их назначение оправдано, так как помогает быстрее обезболить пациента, снизить продолжительность применения НПВП, добиться лучшего функционального восстановления. В исследовании M. Geller и соавт. сравнивали восстановление подвижности у пациентов с БНС при применении диклофенака и диклофенака в сочетании с витаминами группы В. Результаты анализа полученных данных показывают, что комбинированная терапия диклофенаком и витаминами B 1 , B 6 и B 12 оказала дополнительное положительное влияние на восстановление подвижности, уменьшение боли и функциональное восстановление у пациентов с БНС [11].

Витамин В 12 является самым большим и самым сложным витамином, который поступает в организм человека с пищей. Для его усвоения требуются соляная кислота желудка и пищеварительный фермент пепсин. Витамин В 12 всасывается в тонкой кишке. Небольшой процент свободной формы витамина B 12 может также диффундировать непосредственно через кишечный барьер [12].

Уменьшить всасывание и увеличить риск дефицита витамина B 12 могут лекарственные препараты и некоторые состояния, например препараты, снижающие кислотность желудка, включая ингибиторы протонной помпы и антагонисты Н2-рецепторов гистамина. Резекция желудка, например, с целью снижения массы тела уменьшает всасывание витамина B 12 так же, как и другие желудочно-кишечные заболевания, включая воспалительные болезни кишечника.

Последствия дефицита витамина В 12 – повреждение нервов, которое, по-видимому, является прямым следствием неспособности метилировать основной белок миелина, приводя к дегенерации миелиновой оболочки [13].

Витамин В 12 играет важную роль в функционировании нервной системы. B 12 помогает регенерировать нервы, вызывая рост аксонов и дифференцировку клеток Шванна, что улучшает функциональное восстановление при трудно поддающихся лечению повреждениях нервов от сдавления [14–16]. К тому же B 12 активирует нейротрофический фактор мозга (Brain-Derived Neurotrophic Factor, BDNF) и увеличивает скорость нервной проводимости, которая может частично отражать процесс регенерации [17, 18].

Витамин В 12 способен оказывать обезболивающее действие. Один из потенциальных механизмов обезболивающего эффекта витамина B 12 можно объяснить его взаимодействием с процессом синтеза простагландинов, в том числе ферментов циклооксигеназы (ЦОГ), и поддержанием уровня ЦОГ-2 во время воспалительных процессов [19]. В исследованиях на мышах с использованием горячей пластины, помещенной на область живота, показано легкое и среднее уменьшение боли в ответ на введение витамина B 12 . Тестирование боли в ответ на помещение горячей пластины на брюшную стенку мышей включает центральные механизмы ЦОГ, в то время как сокращение мышц живота измеряет периферические эффекты ЦОГ, что указывает на то, что витамин В 12 может обладать как центральными, так и периферическими ЦОГ-ингибирующими свойствами [20].

Для витамина B 12 был предложен еще один дополнительный механизм обезболивания, затрагивающий нейротрансмиттеры у людей. Исследования с использованием комбинации витаминов B 1 , B 6 и B 12 предполагают увеличение выработки или потенцирование болеутоляющего ответа норадреналина и 5-гидрокситриптамина. Исследования свидетельствуют о том, что гомоцистеин снижает синтез нейротрансмиттеров, а витамины группы B снижают уровень гомоцистеина, что, в свою очередь, может восстанавливать выработку нейротрансмиттеров у лиц с повышенным уровнем гомоцистеина и способствовать уменьшению боли [21].

Обезболивающий эффект витамина В 12 хорошо изучен и в клинических исследованиях. Так, в рандомизированном плацебо-контролируемом двойном слепом исследовании инъекционный витамин B 12 в виде 1000 мкг цианокобаламина (с небольшим количеством фосфолипидов) вводился внутримышечно 1 раз в день в течение 2 нед пациентам с БНС. Как активное, так и плацебо-лечение привело к уменьшению боли. Тем не менее активное лечение привело к значительному снижению боли, при этом показатели боли снижались на 87%. Опросник по утрате трудоспособности в группе, получающей витамин В 12 , также продемонстрировал значительное снижение показателей (на 82%). Авторы делают вывод, что, несмотря на то что цианокобаламин обычно относят к неэффективной форме лечения, он обеспечивает довольно быстрое облегчение при хронической БНС [22]. В другом рандомизированном плацебо-контролируемом исследовании у пациентов с хронической БНС вводили внутримышечно 500 мкг метилкобаламина 3 раза в неделю в течение 2 нед. В то время как плацебо приводило к незначительному снижению показателей шкалы нетрудоспособности и боли, активное лечение снизило оценку нетрудоспособности на 27%, а боли – на 31% [23].

Физиологической функцией витаминов B 1 и B 6 является потенцирование действия друг друга, проявляющееся в положительном влиянии на нервную, нервно-мышечную и сердечно-сосудистую системы [24, 25].

Комбинированные препараты витаминов группы B

К комбинированным препаратам, в состав которых входят витамины B 1 (тиамина гидрохлорид 100 мг), В 6 (пиридоксина гидрохлорид 100 мг), B 12 (цианокобаламин 1 мг), представленным на российском рынке в ампуле на 2 мл, относится Нейромультивит, фармакологические эффекты которого включают нейротрофические, регенеративные, антиоксидантные, нейромодуляторные, аналгезирующие действия [26].

Читайте также:  Мр3 вот моя спина вот мое плечо

Одновременное применение витаминов группы B способствует регенерации поврежденных нервов: тиамин посредством усиления энергообеспечения в форме аденозинтрифосфата поддерживает аксоплазматический транспорт, пиридоксин участвует в синтезе транспортных белков, а цианокобаламин обеспечивает доставку жирных кислот для клеточных мембран и миелиновой оболочки [27].

Применение инъекционной формы Нейромультивита позволяет достичь необходимых концентраций тиамина, пиридоксина и цианокобаламина в крови пациента, и тем самым может способствовать редуцированию БНС путем влияния на патогенетические механизмы [28, 29].

Инъекционная форма препарата Нейромультивит не содержит в составе лидокаин.

Хотя боль в спине сама по себе не угрожает жизни, она угрожает качеству жизни. При отсутствии диагноза и эффективного лечения может возникнуть хроническая боль, которая повлечет неблагоприятные психологические и социальные последствия для пациента в частности и для общества в целом. И применение комбинации витаминов B 1 , B 6 и B 12 может стать вспомогательным лечением при боли в спине, оказывающим положительное влияние не только на периферические механизмы формирования боли, но и на центральные, путем коррекции нейротрансмиссии.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Conflict of interests. The authors declare that there is not conflict of interests.

1. Hogg-Johnson S, van der Velde G, Carroll LJ et al. The burden and determinants of neck pain in the general population: results of the Bone and Joint Decade 2000–2010 Task Force on Neck Pain and Its Associated Disorders. J Manipulative Physiol Ther 2008; 32: S46–60.

2. Shahidi B, Curran-Everett D, Maluf KS. Psychosocial, physical, and neurophysiological risk factors for chronic neck pain: A prospective inception cohort study. J Pain 2015; 16: 1288–99.

3. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Боль в шее: возможности терапии. Терапия. 2016; 2 (6): 70–5.

4. Dunn KM, Croft PR. Epidemiology and natural history of low back pain. Eur Medicophys 2004; 40 (1): 9–13.

5. Machado GC, Maher CG, Ferreira PH et al. Can Recurrence After an Acute Episode of Low Back Pain Be Predicted? Phys Ther 2017; 97 (9): 889–5. DOI: 10.1093/ptj/pzx067

6. Никифоров А.С., Авакян Г.Н., Мендель О.И. Неврологические осложнения остеохондроза позвоночника. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015.

7. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Нимесулид: эффективность и безопасность применения. Consilium Medicum. 2016; 18 (2): 100–3.

8. Nestares MT, Salinas M, De Teresa C et al. Risk factors related with lifestyle in patients with musculoskeletal disorders. Nutr Hosp 2017; 34 (2): 444–53. DOI: 10.20960/nh.237

9. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Нежелательные явления нестероидных противовоспалительных препаратов: возможные варианты выхода из ситуации. Неврология и Ревматология 2017; 19 ( 2.2. Прил. к журн. Consilium Medicum) : 85–90.

10. Van Tulder MW, Touray T, Furlan AD et al. Muscle relaxants for nonspecific low back pain: a systematic review within the framework of the Cochrane collaboration. Spine 2003; 28 (17): 1978–92. DOI: 10.1097/01.BRS.0000090503.38830.AD

11. Geller M, Mibielli MA, Nunes CP et al. Comparison of the action of diclofenac alone versus diclofenac plus B vitamins on mobility in patients with low back pain. J Drug Assess 2016; 5 (1): 1–3.

12. Smith ME, Morton DG. The Digestive System. 2nd ed. London, England: Churchill Livingstone; 2010.

13. Kim S, Lim IK, Park GH, Paik WK. Biological methylation of myelin basic protein: Enzymology and biological significance. Int J Biochem Cell Biol 1997; 29: 743–51.

14. Suzuki K, Tanaka H, Ebara M et al. Electrospun nanofiber sheets incorporating methylcobalamin promote nerve regeneration and functional recovery in a rat sciatic nerve crush injury model. Acta Biomater 2017; 53: 250–9.

15. Okada K, Tanaka H, Temporin K et al. Methylcobalamin increases Erk1/2 and Akt activities through the methylation cycle and promotes nerve regeneration in a rat sciatic nerve injury model. Exp Neurol 2010; 222: 191–203.

16. Tamaddonfard E, Farshid AA, Samadi F, Eghdami K. Effect of vitamin B12 on functional recovery and histopathologic changes of tibial nerve-crushed rats. Drug Res 2014; 64: 470–5.

17. Sun H, Yang T, Li Q et al. Dexamethasone and vitamin B(12) synergistically promote peripheral nerve regeneration in rats by upregulating the expression of brain-derived neurotrophic factor. Arch Med Sci 2012; 8: 924–30.

18. Hong L, Zhang J, Shen J. Clinical efficacy of different doses of lipo-prostaglandin E1 in the treatment of painful diabetic peripheral neuropathy. J Diabetes Complications 2015; 29: 1283–6.

19. Chen M, Peyrin-Biroulet L, George A et al. Methyl deficient diet aggravates experimental colitis in rats. J Cell Mol Med 2011; 15: 2486–97.

20. Hosseinzadeh H, Moallem SA, Moshiri M et al. Anti-nociceptive and anti-inflammatory effects of cyanocobalamin (vitamin B12) against acute and chronic pain and inflammation in mice. Arzneimittelforschung 2012; 62: 324–9.

21. Mart í -Carvajal AJ, Sol à I, Lathyris D. Homocysteine-lowering interventions for preventing cardiovascular events. Cochrane Database Syst Rev 2015; 1: CD006612.

22. Mauro GL, Martorana U, Cataldo P et al. Vitamin B12 in low back pain: A randomised, double-blind, placebo-controlled study. Eur Rev Med Pharmacol Sci 2000; 4: 53–8.

23. Chiu CK, Low TH, Tey YS et al. The efficacy and safety of intramuscular injections of methylcobalamin in patients with chronic nonspecific low back pain: A randomised controlled trial. Singapore Med J 2011; 52: 868–73.

24. Беляев А.А., Котова О.В., Акарачкова Е.С. Кардиальная автономная невропатия у больных сахарным диабетом. Медицинский Совет. 2019; 1: 52–6.

25. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Диабетическая автономная полинейропатия. Журн. неврологии и психиатрии им. C.C. Корсакова. 2017; 117 (2): 169–73.

26. Куцемелов И.Б., Беркут О.А., Кушнарева В.В., Постникова А.С. Алгоритмы и клинические рекомендации по использованию препарата Нейромультивит в неврологической практике. РМЖ. Медицинское обозрение. 2014; 31: 2186.

27. Котова О.В. Диабетическая автономная полиневропатия. Фарматека. 2012; 6: 40–4.

28. Shipton MJ, Thachil J. Vitamin B12 deficiency – A 21st century perspective. Clin Med (Lond) 2015; 15 (2): 145–50. DOI: 10.7861/clinmedicine.15-2-145

29. Wang H, Li L, Qin LL et al. Oral vitamin B12 versus intramuscular vitamin B12 for vitamin B12 deficiency. Cochrane Database Syst Rev 2018; 3: CD004655. DOI: 10.1002/14651858.

Информация об авторах

Акарачкова Елена Сергеевна – д-р мед. наук, врач-невролог, президент АНО «МО «Стресс под контролем»»

Котова Ольга Владимировна – канд. мед. наук, врач-невролог, рук. психоневрологического направления АНО «МО “Стресс под контролем”». E-mail:

Беляев Антон Андреевич – мл. науч. сотр. отд-ния неотложной сосудистой хирургии ГБУЗ «НИИ СП им. Н.В. Склифосовского»

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Здоровая спина
Adblock
detector