А за спиной моей только страх от потерь

Мужчина с самыми красивыми глазами. Найти выключатель эмоций

Когда бежишь от страха, ты поворачиваешься к нему спиной, и потому уязвим. Жизнь показывает: пугает то, что не познано. Когда обуревает страх, и сердце трепещет от ужаса, надо усилием воли остановиться, развернуться и внимательно присмотреться к источнику страха. Только после этого станет понятно, какие действия разумнее всего предпринять: удрать прочь, сверкая пятками, самостоятельно дать угрозе отпор, приняв вызов, или позвать на помощь.

В детстве мама учила маленькую Свету, когда ту испугала какая-то стрёмная тень в углу тёмной спальни: «Пугает неизвестность. Преодолей свой страх. Подойди, протяни руку и убедись, что бояться нечего. Иначе страх завладеет тобой».

Света доверяла матери. Потому, превозмогая мелкую дрожь, крадущуюся вверх по позвоночнику, слезла с кровати. Нащупала ногами тапки, не спеша надела их. Медленно, шаг за шагом, подошла к страшной тени, умирая внутри от леденящего ужаса. Приготовилась завизжать, если тень пошевелится. Стиснув зубы, протянула руку вперёд, ииии… сначала нащупала стул, а на нём – огромный пакет со старыми подушками и одеялами, которые Тамара Дмитриевна приготовила увезти на дачу.

«А я думала, это ужасное чудовище притаилось и ждёт, пока ты уйдёшь, чтобы съесть меня!» — рассмеялась малютка, испытывая колоссальное облегчение. Мама включила ночник на тумбочке, подошла к дочери и крепко обняла её: «Запомни на всю жизнь: не так страшен чёрт, как его малюют. Страх имеет власть над человеком только до тех пор, пока внимательно не изучен».

Прагматичная Тамара Дмитриевна не верила в сверхъестественное, но доверяла логике и здравому смыслу. А ещё, она умела объяснить ребёнку суть явлений доступным языком.

Тот урок из детства Света Звягинцева запомнила на всю жизнь. Не раз выручал он её там, где другие теряли голову и впадали в истерику. А Светлана вспоминала пакет с подушками, разворачивалась и смотрела страху в лицо, превращая любую пугалку в обыденное житейское явление.

Вот и сейчас, зависнув на одной ноге, с сапогом в руке, всего на миг поддавшись панике, она тут же опомнилась и хмыкнула, покачав головой:

И крикнула через дверь, торопливо стягивая второй сапог:

— Да, да, заходите, я здесь.

Выключила девичий романтизм, оставив его за порогом офиса.

Включила холодную отрешённость – практики в этом Свете было не занимать: несколько лет работы в мужском коллективе в замкнутом пространстве производственных сооружений на Крайнем Севере чему-то да научили молодую сотрудницу «Сияния Арктики».

Полевая практика в жёстких условиях вечной мерзлоты – вообще отличная школа жизни. Суровая, порой беспощадная, но бесценная. Закалила характер обжигающими льдами. Выветрила излишнюю эмоциональность снежными буранами. Научила не ныть, а браться за дело и доводить его до конца со всей ответственностью: в Арктических широтах иначе не выжить. А эмоции… только сбивают с пути, мешают, если позволить им рулить как заблагорассудится.

Найти свой внутренний выключатель и включать холодную голову в критической ситуации, вырубая ажитацию – вот этому Крайний Север научил чётко. И потом, к снежной королеве с глупостями не подойдут, по-панибратски по плечу не похлопают – попросту не посмеют, если невозмутимым взглядом сказано всё, что надо.

Света хорошо помнила и свои слёзы в Заполярье, и то, как они замерзали, превращаясь в льдинки, отчего невозможным становилось разлепить ресницы, чтобы видеть окружающее пространство. Лучше любого философа объяснили ей те моменты, что действительно имеет значение в жизни, а на что следует взирать с ледяным спокойствием.

С тех пор поняла, как можно совладать с эмоциями, и в любой непонятной ситуации абстрагировалась от личных переживаний, переключая мысли на работу. Метод срабатывает безотказно.

Подчинив себе мысли – становишься хозяином своего ума, а не его рабом. И тогда сам диктуешь ему, о чём думать, какие мысли допускать, а от каких ограждать себя в силу их разрушительности.

Расстегнув пуховик, Света зачехлилась в броню деловитости, отбросив эмоции, всколыхнувшие на миг её покой. Надела вежливую улыбку, с которой принято здороваться с вышестоящими по офисному этикету.

Только успела сунуть ноги в туфли, как дверь распахнулась.

Лебедев ступил в полосу солнечного света, отчего большие, выразительные глаза его вспыхнули и заиграли всеми оттенками сапфирового моря, обласканного ослепительным солнцем. Всё обретает особую объёмность, всё сокрытое проявляется, становится видимым в солнечных лучах – свет выхватывает из темноты едва различимые очертания мельчайших частиц, наполняя их жизненной силой и красотой. Невидимые доселе пылинки невесомо плавали в воздухе, золотисто искрились, словно подброшенные вверх горсти волшебной пыльцы. Подсвеченные тёплым сиянием, янтарными потоками льющимся в окна, густые лебедевские ресницы пушились на чуть изогнутых кончиках, и оттого казались ещё длиннее. Блики солнца переливались в чёрных как смоль волосах, стекали на чувственный изгиб губ, терялись в уголках рта, где пряталась едва заметная усмешка.

Можно выпасть из реальности, залюбовавшись этой завораживающей игрой красок самой жизни.

— Доброе утро, Светлана Николаевна. С праздником. – Финансовый, окинув быстрым взглядом кабинет, кивнул Свете, пока та пыталась пригладить волосы, сбившиеся от шапки.

Голос начальника звучал ровно — ни ухмылки, ни тени намёка на какие-либо перемены. Артём смотрел прямо, говорил совершенно спокойно. Ни словом, ни интонацией не изменил он своей привычной, чуть отстранённой манере общения — словно ровным счётом ничего не произошло за последние дни, будто не выписывал он круги вокруг ёлки, вовлекая партнёршу в немыслимое па-де-де.

Читайте также:  Боль в спине при уходе за ребенком

Света выдохнула с облегчением, кивнув в ответ:

— Доброе утро, Артём Анатольевич. С Рождеством!

Сочла нужным коротко пояснить:

— Я только что пришла. – И, убрав шапку с перчатками в шкаф, прикрыла зеркальные дверцы, мимоходом поймав в них своё отражение.

Боже, что у меня с волосами! — Откинула со лба взъерошенную белокурую прядь, отвела рукой назад сбившиеся локоны.

Выжидательно взглянула на Артёма. Их взгляды встретились.

Знакомый морок удушливой волной прокатил по телу, пытаясь добраться до сознания. Воспоминание о мучительной осенней агонии ворохнулось у девушки в груди.

Но она вовремя спохватилась: не дала ему ходу, мысленно обрубив фантомы нитей в прошлое.

Стоит лишь отвлечься от реальности, позволив губительному водовороту увлечь с головой на дно омута, и уже не вернуться обратно без потерь. Плавали, знаем.

Изо всех сил не давая себе погрузиться в зовущие глубины лучистых глаз, Света мысленно приказала себе: « Стоп ».

Отключилась от эмоций. Наполнила холодом взгляд. И отпустило.

Выдохнула с облегчением, в голове прояснилось.

Директор, словно почувствовав произошедшую в подчинённой перемену, отвёл глаза, мельком посмотрев на часы.

— Так и понял. Но я только на секунду, надолго не задержу. У меня Павел переустанавливает MS Windows и настраивает почту, так что пока не могу пользоваться компьютером. К сообщениям доступа нет. Вы не могли бы распечатать для меня обновлённый прогноз по Cash Model на январь? И ещё, сделайте, пожалуйста, аналитику затрат за последний квартал по базовым категориям по всем счетам – в рублях и в долларах… сколько у вас времени уйдёт на подготовку такой таблицы?

— Минут пять. – Света подошла к столу, включила компьютер и принтер. Голова заработала быстро, ясно, полностью переключившись на дела.

— Минут пять? – В голосе финансового послышалось недоверие.

— Ну да. Сейчас вместе с еженедельным отчётом распечатаю.

Праздники праздниками, а пятничные отчёты никто не отменял!

— Боюсь, пять минут – слишком оптимистично…

— Ну почему же? Я в выходные автоматизировала некоторые отчёты, привязав формулы к модели. Пришлось повозиться, зато теперь таблицы создаются автоматически. Только надо следить, чтобы привязки не сбивались – такое иногда случается.

Света обернулась на Лебедева, тот явно был впечатлён – слегка улыбнулся, качнув головой.

Ну до чего же он хорош в белоснежной рубашке с подвернутыми рукавами и чёрных классических брюках из плотного гладкого текстиля!

Света опустила взгляд на туфли – ей доставляло эстетическое удовольствие подмечать начищенную до зеркального блеска мужскую обувь у некоторых сотрудников «Сияния Арктики» — их можно было пересчитать по пальцам, и Лебедев входил в их число. Каким-то чудом он всегда оправдывал её ожидания: ботинки и туфли Артёма Анатольевича оставались в идеальном состоянии в любую погоду, словно для него не существовало северной слякоти. Чистые, ухоженные, а качество…выше всяческих похвал.

Вот и сейчас — в блестящие лебедевские George Cleverly можно смотреться как в зеркало. Света и засмотрелась на Goodyear Welted shoes (обувь с рантом, Goodyear – марка станка, на котором прошивается рант. Прим. автора), удивляясь, как финансовому удаётся сохранять такую сияющую чистоту в условиях Севера.

По воздуху он летает в них что ли?

Ничего удивительного, если это именно bespoke (обувь, сделанная на заказ. Прим. автора): каждый стежок выпестован с любовью и поразительной кропотливостью – само совершенство.

Девушка невольно перевела взгляд на свои ноги, слегка поджала губы:

Мда…сравнение явно не в мою пользу. Пора обновить туфельки…

— Я принесу вам распечатки через несколько минут.

— Хорошо… спасибо. – Лебедев замешкался у двери. Хотел сказать что-то ещё, но в последний момент передумал. Вышел, молча прикрыв за собой дверь.

Источник

— Это частная территория, — сказал один из охранников, его каменное лицо заставило новый прилив страха пробежать по моей спине

«Твоя правда» (любовный роман). Глава 39.

Место, куда меня послал Питер, привело нас к старому складу на окраине Данбери. Диего быстро припарковал машину сзади, и когда мы вышли, леденящий душу страх заполз в мой желудок. Что, если мы опоздаем и они уже уйдут?

Словно прочитав мои мысли, Диего мрачно сказал: — Они здесь.

В то же время я заметила черный внедорожник за углом. Он выглядел точно так же, как на фотографии, которую прислал мне Патрик. — Прошло уже четыре часа, — тихо сказала я дрожащим голосом.

— Они бы не торопились, — зловеще произнес Диего, прежде чем повернуться и серьезно посмотреть на меня. — У меня есть план, — сказал он, и по его голосу было ясно, что этот план ему совсем не нравится. — Но мне понадобится твое полное содействие.

— Я поняла, — тут же ответила я.

Несмотря на то, что я пыталась вытянуть из него информацию, Диего так и не сказал мне, откуда знает незнакомые голоса в аудиозаписи, если он вообще их знает. Но сейчас в нем было что-то такое, что говорило мне, что он понимает, что происходит, и я знала, что в этом деле он должен быть главным.

Если бы я только знала , как и почему он был знаком с такого рода ситуацией, это бы все упростило, но так как Диего был молчалив, у меня не было выбора, кроме как отпустить ситуацию. Кроме того, я слишком беспокоилась о Питере, чтобы думать об этом сейчас.

Читайте также:  Болит спина в области левой почки что делать

Он рассказал мне свой план, и я почувствовала, как все мое тело замерзло. — Я думала, мы прокрадемся, — сказала я с неодобрением в каждом слоге.

— Это место, вероятно, оборудовано скрытыми камерами, — сказал он с напряженным лицом, когда осознание этого заставило его сузить глаза. — Здесь должны быть камеры, направленные на то, чтобы ловить нарушителей. Нам нужно идти.

Мне это не понравилось. Это место показалось мне странным, и если Диего был прав, и за нами наблюдали в данный момент, это не заставило меня чувствовать себя лучше в этой ситуации. Потом был план Диего, который мне очень, очень, очень не нравился. И при всем этом в моей голове вертелся только один вопрос.

Как, черт возьми, Питер и Хуан ввязались в это, что бы это ни было? Как Питер, мальчик, который всегда был лучом света даже в самые темные времена, оказался втянут в это? Я уверена, что это было не по его собственной воле. Он никогда бы так не рисковал своей жизнью, зная, что Патрик работает над тем, чтобы вырвать его из лап Аластера.

Диего взглянул на меня. — Мне нужно твое слово, что ты сделаешь так, как я скажу, — тихо сказал он, когда мы направились к выходу.

Поскольку у меня не было выбора, я слегка кивнула ему и сказала: — Обещаю.

С этими словами Диего преобразился. Исчез человек, которого я знала, который был теплым, добрым, а вместо этого был человек, которого я не знала, не могла узнать и хотела сделать шаг назад.

Я всегда испытывала тревожное чувство, когда была рядом с ним. Поначалу это держало меня в напряжении, позволяло мне быть осторожной, насколько это вообще возможно, когда он изо всех сил старался вывести меня из себя, но через некоторое время, особенно после рождественских каникул, это ощущение ушло, затаилось где-то в глубине моего сознания.

Теперь оно поднялось на поверхность, но это было не просто ощущение. Это была полная тревога. И я пыталась понять, почему я чувствую это сейчас, почему я смотрю на его лицо, и его глаза пусты, в них не было ни искры Диего, которого я знала, только холод. Аура, которую он излучал, тоже была другой; это все еще была природная харизма, которую он носил, но это была та харизма, которая заставила меня дважды подумать, прежде чем приблизиться к нему.

Диего достал телефон и быстро набрал номер, прежде чем положить его обратно в карман джинсов. Он повернулся ко мне и взял меня за руку. Я попыталась не вздрогнуть, но он все равно это заметил и одарил меня пустой, зловещей улыбкой, которая превратила мои внутренности в клубок страха. — Пошли, — сказал он более низким и грубым голосом, чем обычно.

Я позволила ему проводить меня до входа на склад, мое сердцебиение учащалось с каждым шагом. Кто такой этот Диего? Потому что это был не просто спектакль. Я знала, что такое актерская игра. В конце концов, я была ее хозяйкой. Нет, это было гораздо глубже.

Я знала, что должна сосредоточиться на спасении Питера, убедиться, что с братом все в порядке, но ничего не могла с собой поделать. Этот Диего был незнакомцем, человеком, чей тон, как я вдруг поняла, напомнил мне тон парней, с которыми были Питер и Хуан. И поскольку я была уверена, что это не просто игра.…

Кто такой, черт возьми, Диего Риверо?

Но загадка Диего была поставлена на паузу, когда двери склада открылись и из него вышли двое мужчин, одетых в те же черные одежды и имевшие позы телохранителей, которые я иногда видела рядом с премьер-министром в новостях. Их появление означало, что Питер и Хуан все еще должны быть здесь.

Охранники подошли к нам и преградили путь. Диего остановился, быстро подтащил меня к себе, как будто я ничего не весила, и отпустил мою руку, чтобы обхватить меня за талию, что не было частью плана, но заставило мое сердце все равно захлопнуться в груди от страха. Но было и кое-что еще, что было слишком неуместно в этой ситуации.

— Это частная территория, — сказал один из охранников, его каменное лицо заставило новый прилив страха пробежать по моей спине, что не имело ничего общего с новым поведением Диего. — Мы должны попросить вас уйти.

Диего одарил их еще одной улыбкой, от которой у меня внутри все перевернулось. — Позвони своему боссу, — сказал он тихим шепотом, в котором не было угрозы. Ещё нет. — Скажи ему, что кто-то пришел забрать их имущество.

Охранники обменялись взглядами, прежде чем второй стражник пробормотал что-то в свой наушник. По-видимому, им даже не нужно было знать, кто мы такие; воздух Диего кричал об авторитете,и не законном.

Несколько минут прошло в молчании, прежде чем охранники кивнули. — Следуйте за нами, — сказал первый охранник, и они повернулись. Мы сделали, как было сказано, и вошли на склад.

Это было похоже на небольшой терминал, и напомнило мне склад Икеа, который я посетила, когда покупала вещи для своей комнаты в начале учебного года, только здесь не было рядов полок, заполненных коробками, заполненными мебелью «Сделай сам»; он был совершенно пуст, если не считать лестничного пролета, который вел к большой платформе, где я могла видеть несколько коробок одинакового размера, разбросанных по полу.

Читайте также:  Вязаная кофта с открытой спиной как связать

Питера и Хуана нигде не было видно.

Несколько охранников присоединились к двум, которые встретили нас снаружи, и они образовали что-то вроде периметра перед нами, когда мы остановились. Ожидая в тишине, я становилась все более напряженной по мере того, как тикали минуты. Особенно с тех пор, как я заметила пистолеты, прикрепленные к бедру каждого охранника. Диего, напротив, стоял рядом со мной, совершенно расслабленный, с холодным весельем на губах. Это только усилило мой страх и вызвало тот же вопрос, который я задавала себе несколько минут назад: кто он такой, черт возьми?

Минут через десять двери с другой стороны склада открылись, и в комнату хлынули остатки дневного света. Я услышала шаги, а затем стражники двинулись, образовав круг вокруг нас и вновь прибывшего. Это был мужчина лет тридцати с небольшим, с темными волосами и глазами, оливковой кожей, высокий и такой же мускулистый, как Диего, хотя его телосложение напоминало телосложение тех бодибилдеров, которые наяву только и делают, что тренируются и пьют протеиновые коктейли. Но чем он отличался от обычного культуриста, так это уродливым шрамом, зигзагообразно пересекавшим левую сторону его лица, от виска и вниз по толстой шее, не доходя до глаза. Это усиливало угрожающую ауру, окружавшую его.

Мужчина посмотрел на Диего, а затем перевел взгляд на меня. Мне потребовались все силы, чтобы очистить лицо от всякого выражения. Я знала, что была хорошей актрисой, и именно поэтому Диего доверил мне этот ужасный план, который он придумал, но было невероятно трудно действовать в условиях такой неминуемой опасности.

Но я, должно быть, хорошо постаралась выглядеть беззаботной, как будто это была моя естественная среда обитания, потому что мужчина снова посмотрел на Диего. — Твое имя, — рявкнул он, и моя кровь закипела.

Это был тот самый человек. С записи, с резким, высоким голосом, который теперь, когда я увидела его во плоти, казалось, не соответствовал громоздкому телосложению.

Диего склонил голову набок, его взгляд был полон холодного созерцания. — Ты не босс, — протянул он.

Мужчина прищурился. — Ты тоже, — резко ответил он. — Отвечай на вопрос.

Это не сулило ничего хорошего Диего, чья улыбка исчезла, а лицо потемнело. — Тебе не стоит беспокоиться о моем имени, — сказал он, и на этот раз в его голосе прозвучала явная угроза. — Я здесь из-за своей собственности, которую вы забрали без моего разрешения.

Мужчине не понравился его тон, но затем его взгляд вернулся ко мне, и он открыто ухмыльнулся. — Я вижу ты не один. Зачем она здесь?

— Не меняй тему, — сказал Диего, и на этот раз в воздухе повисло предостережение. — Два ребенка.

Это заставило мужчину снова посмотреть на Диего. — Какие дети?- спросил он безучастно, но даже если бы у меня не было записи, я бы знала, что он лжет.

Диего ухмыльнулся. — Не прикидывайся дурачком, — сказал он, — Ты прекрасно знаешь, о каких детях я говорю.

Сузив глаза от досады, мужчина достал телефон и набрал номер, приложив его к уху. — Тут один парень, — сказал он, — он утверждает, что мелкие принадлежат ему. — Последовала пауза, а затем мужчина снова повернулся к нам. — Он не сказал, — продолжал он, — но он выше ста восьмидесяти, длинные темные волосы, должно быть, ему под тридцать.- Еще одна пауза. — Наверное, латиноамериканец. -. — Сейчас спрошу.

Он полностью повернулся, чтобы посмотреть на Диего, и спросил: — Где твоя база?

— Сан-Франциско, — сказал он, и я смутилась. База? Что, черт возьми, это значит?

Человек повторил информацию в телефон, и, что бы ни говорил ему другой человек, его лицо побледнело, что было таким оксюмороном, учитывая, насколько он был большим, и этот угрожающий шрам, который делал его похожим на гангстера из фильмов.

Мой разум с визгом остановился. Бандиты. Как я могла этого не видеть? Охранники, мужчина, тот тип разговора, с которым разговаривали Диего и мужчина. но как, черт возьми, Питер, мой Питер, связался с . с мафией ?

И как я могла так медленно соображать? Но Диего не стал упоминать о мафии. Он просто сказал, что это опасные люди. Но тут же, взглянув на Диего, я поняла, что он так же опасен, если не больше. Неужели Диего. неужели он тоже замешан в этом деле?

Как же так? Он был аспирантом в Бостоне, умным, добрым, дружелюбным. Он никак не мог вести двойную жизнь все это время. Просто не было никакой возможности .

Но что еще это могло значить? И как, черт возьми, мне вытащить Питера, Диего и себя из этой ситуации?

— Ты Джек? — резкий, взвинченный вопрос вывел меня из смятения. Человек со шрамом смотрел на Диего с выражением чистого страха, смешанного с благоговением и уважением. Если этот человек так смотрел на Диего, то с кем, черт возьми, я здесь была?

Диего одарил мужчину загадочной улыбкой, от которой мне не стало легче. — Ну и что с того?

— Он Джек, — прошептал мужчина в трубку, — он Джек .

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Здоровая спина
Adblock
detector