А за спиной большой рюкзак и он шагнул в кромешный мрак

Стихотворение, за которое Маяковскому можно дать нобелевскую премию мира

Владимир Маяковский фигура в русской литературе неоднозначная. Его либо любят, либо ненавидят. Основой ненависти обычно служит поздняя лирика поэта, где он воспевал советскую власть и пропагандировал социализм. Но со стороны обывателя, не жившего в ту эпоху и потока времени, который бесследно унёс многие свидетельства того времени, рассуждать легко.

Маяковский мог бы не принять советскую власть и эмигрировать, как это сделали многие его коллеги, но он остался в России до конца. Конец поэта печальный, но он оставался верен своим принципам, хотя в последние годы даже у него проскальзывают нотки недовольства положением вещей.

То, что начнет твориться в советской России после 30-х годов, поэт уже не увидит.

Стихотворение «Хорошее отношение к лошадям» было написано в 1918 году. Это время, когда ещё молодой Маяковский с восторгом принимает происходящие в стране перемены и без капли сожаления прощается со своей богемной жизнью, которую вёл ещё несколько лет назад.

Большой поэт отличается от малого не умением хорошо рифмовать или мастерски находить метафоры, и уж точно не количеством публикаций в газетах и журналах. Большой поэт всегда берётся за сложные темы, которые раскрывает в своей поэзии — это даётся далеко не каждому, кто умеет писать стихи. Большой поэт видит не просто голод, разруху, когда люди видят голод и разруху. Он видит не роскошь и сытую жизнь, когда люди видят роскошь и сытую жизнь — подмечает те детали, мимо которых простой обыватель пройдёт мимо и не заметит ничего.

А Маяковский всю жизнь презирал мещанство и угодничество и очень хорошо подмечал тонкости своего времени.

О самой поэзии он выскажется так:

Поэзия — вся! — езда в незнаемое.
Поэзия — та же добыча радия.
В грамм добыча, в год труды.
Изводишь единого слова ради
тысячи тонн словесной руды.

В стихотворении (оно будет ниже) поэт напрямую обращается к животному. Но это обращение служит неким метафорическим мостом, который должен только усилить накал, происходящий в стихе и показать обычному обывателю всю нелепость и жестокость ситуации. Случаи жестокого обращения с лошадьми были часты в это время. Животных мучали до последнего, пока те действительно не падали замертво прямо на дорогах и площадях. И никто этого не пресекал. Это считалось нормой.

Предлагаем вашему вниманию стихотворение «Хорошее отношение к лошадям» , за которое по праву можно дать премию мира. Кстати, нобелевку в 2020 году получила американская поэтесса Луиза Глик. А ведь многие тексты Маяковского не хуже, и они то как раз о борьбе – борьбе за свободу и за равное существование на нашей планете.

Маяковский вдохновил множество хороших людей — именно поэтому его помнят и любят до сих пор.

Будь ты хоть человек, а хоть лошадка, которая отдаёт всю себя ради общей цели. Пусть поэт и обращается к лошади, но главную свою мысль он хочет довести до людей, которые стали слишком чёрствыми и жестокими.

Хорошее отношение к лошадям

Били копыта,
Пели будто:
— Гриб.
Грабь.
Гроб.
Груб.-
Ветром опита,
льдом обута
улица скользила.
Лошадь на круп
грохнулась,
и сразу
за зевакой зевака,
штаны пришедшие Кузнецким клёшить,
сгрудились,
смех зазвенел и зазвякал:
— Лошадь упала!
— Упала лошадь! —
Смеялся Кузнецкий.
Лишь один я
голос свой не вмешивал в вой ему.
Подошел
и вижу
глаза лошадиные…

Подошел и вижу —
За каплищей каплища
по морде катится,
прячется в шерсти…

И какая-то общая
звериная тоска
плеща вылилась из меня
и расплылась в шелесте.
«Лошадь, не надо.
Лошадь, слушайте —
чего вы думаете, что вы их плоше?
Деточка,
все мы немножко лошади,
каждый из нас по-своему лошадь».
Может быть,
— старая —
и не нуждалась в няньке,
может быть, и мысль ей моя казалась пошла,
только
лошадь
рванулась,
встала на ноги,
ржанула
и пошла.
Хвостом помахивала.
Рыжий ребенок.
Пришла веселая,
стала в стойло.
И всё ей казалось —
она жеребенок,
и стоило жить,
и работать стоило.

Источник

Читайте также:  Упражнения для лечения спины дома

ПОДАРОК СУДЬБЫ

(Вне зависимости от того, сколько у вас денег и прочих приобретений, если у вас есть собака — вы богаты. Луи Собен)

Когда Максим вышел из тюрьмы, ему было сорок лет. Да, не сложилась жизнь. По молодости, как-то возвращаясь поздно вечером с работы, заступился он за девушку, к которой приставали трое выпивших парней. Заступился неудачно: в драке один из хулиганов сам же на свой ножичек и напоролся, да так напоролся, что и помер. Максима посадили: прощайте жена и трёхлетняя дочка. Пока он сидел, мать умерла, жена вышла замуж за другого, дочь забыла. Так что, выйдя на свободу, Максим не знал, что же ему теперь делать и как жить: ни дома, ни работы, ни друзей.

Потынявшись несколько дней по городу в безуспешных поисках работы, Максим решил податься на село, где летом всегда нужны рабочие руки. Вышел к реке, что неспешно несла свои воды в Чёрное море, и пошёл по берегу, где не так душил летний зной. Наконец город с его асфальтом и бетоном закончился. Теперь речка извивалась среди буйной растительности леса.

«Красота-то, какая!» — подумал Максим, невольно остановившись перед очередным изгибом реки и залюбовавшись природой. – «Вот бы сколотить здесь крохотный домик, и живи – не хочу. Рыбу можно ловить».

Мужчина снял с плеч небольшой рюкзак, не спеша разделся и шагнул в воду. Он плыл, размеренно делая взмахи руками, и в душу проникало успокоение, как будто река смывала с него все обиды и горечь за сложившуюся судьбу.

Под вечер появились облака. Они медленно затягивали небо, приближая сумерки. Но сквозь небольшой просвет чистого неба солнце ещё освещало воды реки. Вечер был тихим, и на зеркальной поверхности отражалась причудливая картина небес, создавая иллюзию подводного царства.

Максим растянулся на траве, положив под голову рюкзак, и ещё долго смотрел в небесный просвет, его душа тянулась к солнцу.

Он проснулся от того, что кто-то осторожно пытался вытащить из под головы рюкзак. Максим открыл глаза и резко поднялся, в предрассветных сумерках он увидел, небольшого мохнатого зверя, что вцепился зубами в верёвку.

— А ну, отдай, — крикнул мужчина и с силой дёрнул рюкзак. Зверь взвизгнул и жалобно заскулил.

Это был маленький щенок, похожий на овчарку.

— Ты откуда здесь взялся? – произнёс Максим, оглядываясь по сторонам.

Щенок заскулил ещё жалобнее. Человек прислушался, но кроме щебета пробуждающихся птиц, да плеска волн реки больше не было слышно никаких звуков, указывающих на присутствие людей.

— Ты потерялся? Хотя, какое там «потерялся», здесь и жилья-то поблизости нет. Значит, выбросили тебя, да?

Щенок уткнулся мордочкой в траву, недоумевающее глядя на Максима, ему очень не хотелось думать, что его, вот так взяли, и просто выбросили, как ненужную вещь. Но как не крути, выходило всё именно так. И маленький пёсик тяжело вздохнул.

— Понятно, — грустно усмехнулся Максим, — и есть, небось, хочешь?

Пёсик усиленно засопел, не поднимая головы.

Максим развязал рюкзак, достал хлеб и рыбные консервы:

— На, жуй, — поставил перед носом щенка открытую банку, а сам откусил кусок хлеба.

Когда с едой было покончено, Максим накинул на плечи рюкзак:

— Я сам без кола, без двора, иду на удачу, если хочешь, пойдём со мной, а нет, оставайся, жди с моря погоды.

Мужчина решительно зашагал вдоль реки, пёсик подпрыгнул и, не раздумывая, побежал следом.

В первом селе им не повезло: слишком близко оно находилось возле города, слишком зажиточно там жили люди, чтобы нанимать в работники всякую «рвань» да ещё и с собакой.

— Не горюй, — подбадривал Максим пёсика, которому дал имя Дик, располагаясь на ночлег у реки. – Отойдём подальше от города, там сёла победнее и люди попроще, кому-нибудь мы и пригодимся.

Максим всё говорил и говорил, поглядывая на щенка. Уж больно тяжко было у него на душе. Мысль о том: «А стоит ли жить дальше?», — неотступно буравила голову. Это только со стороны казалось, что мужчина подбадривает несмышлёного маленького пёсика, на самом деле, Максим подбадривал самого себя.

Дик лежал в траве и внимательного слушал, наклоняя свою голову то в одну, то в другую сторону. Он ничего не понимал из этого непрерывного потока слов, а просто слушал интонацию, с которой говорил человек, и радовался, что он не один.

Читайте также:  Собака вцепилась в спину сон

Максим замолчал и тяжело вздохнул, Дик тут же жалобно заскулил.

— Ну, ты чего это тут тоску наводишь? – тут же, отогнав от себя прочь тяжёлые мысли, бодро заговорил человек. – Смотри вот лучше, что я сегодня купил. Вот котелок, крупа пшеничная, банка тушёнки, вода, а это миска тебе. Нравится?

Дик подбежал к миске и тут же сунул в неё свой нос. Пусто. Щенок недоумённо посмотрел на Максима, обиженно тявкнул, немного отошёл и тут же снова улёгся на траву, развернувшись к человеку спиной. Максим засмеялся:

— Эй, Дик, ну, ты что, обиделся? Еду-то приготовить сначала надо. Эх, ты, морда глупая. Давай, лучше, помогай ветки для костра собрать.

Максим начал таскать сухие ветки на кучу, и Дик, забыв, что он обиделся, тут же бросился помогать.

Сухие ветки весело потрескивали в пламени костра, вода в котелке закипела, Максим суетился, засыпая крупу, а Дик, засунув свой нос в рюкзак, усердно перебирал его содержимое.

Вот пёсик высунул морду из рюкзака, как-то тоскливо посмотрел на своего нового хозяина, что стоял к нему спиной и помешивал кашу в котелке, немного подумал, а затем его голова снова быстро нырнула в рюкзак. Ещё через секунду Дик, держа что-то в зубах, быстро скрылся за близлежащими кустами.

Максим забросил тушёнку, помешал ложкой.

— Ну, вот и готово, сейчас поедим. Дик, ты где? Дик!

Шорох за кустами подсказывал, что Дик там, но почему-то пёсик упорно молчал. Максим осторожно обошёл кусты. Щенок старательно что-то закапывал в землю.

Максим не стал пугать занятого пёсика, усмехнулся и тихонько вернулся к костру. Он посмотрел на разбросанные вещи из рюкзака, снова усмехнулся и подумал: «Интересно, что ты там мог спереть? Вся еда лежит возле костра… Что же ты там нашёл?»

Через пять минут Дик вышел из-за кустов, как ни в чём не бывало. Выражение его морды явно говорило: « Ну, мы есть-то сегодня будем или как? »

— Налетай! Смотри, какая каша знатная получилась, с мясом! – Поставил Максим перед щенком миску. – Под такую кашу можно и сто грамм выпить, да, Дик?

Пёсик вертелся возле миски, каша была горячей. Максим полез в рюкзак, чтобы достать чекушку, но её там не оказалось.

— Ах, ты негодная собачонка, так вот что ты зарыл. Ну, ты, братец, хулиган, как я погляжу! Это же надо! А я думаю, что он там роет!

И с этими словами человек пошёл за кусты, но не успел он приступить к раскопкам, как услышал отчаянный жалобный скулёж. Максим поспешил вернуться, чтобы узнать, что там стряслось. Дик сидел, позабыв о миске, и жалобно плакал, поднимая к верху мордочку.

— Эй, ты чего? Кашей обжёгся? – спросил Максим, понимая, что дело здесь не в каше, здесь что-то другое… Но что?

Он подошёл, присел и потрепал щенка по голове:

Пёсик с отчаянием смотрел в глаза человека, пытаясь сказать что-то очень важное, он тявкал, скулил, опускал голову, тычась носом в землю и прикрывая глаза лапами, снова поднимался, с мольбой и немного сердито смотрел на своего нового хозяина.

Максим опешил. Ему было очень жалко малыша, который так старательно хотел что-то сказать, вот только он (его новый хозяин) никак не мог понять, что. Пытаясь успокоить Дика, Максим гладил и уговаривал пёсика, обещал, что всё будет хорошо, подсовывал миску с уже остывшей кашей, и совсем позабыл о закопанной чекушке.

Дик немного успокоился и начал нерешительно есть, всё время с тревогой поглядывая на человека.

— Ешь, ешь, отличная каша, — подбадривал пёсика Максим, демонстративно засовывая ложку с кашей в рот, — ой, вкусно… Ешь быстрее, а то совсем остынет.

Когда с едой было покончено, они улеглись возле тлеющих углей догоревшего костра, и вскорости Максим услышал, как Дик размеренно засопел, уткнувшись своим мокрым носом ему в шею.

Читайте также:  Ребенок выгибает спину и закидывает голову назад

Солнце ещё только собиралось вынырнуть на горизонт, а человек и собака уже проснулись. Поёживаясь от утренней прохлады, Максим решительно сбросил одежду и окунулся в тёплую воду реки, которая не успела ещё остыть со вчерашнего дня. Он плыл, думая о том, что денег осталось не так уж и много и, что хорошо бы найти где-то хоть какую-то подработку.

Дик бегал по бережку, пристально наблюдая за своим хозяином и весело тявкая, когда тот окликал его из воды и махал рукой. Вдруг пёсик увидел, что голова человека скрылась в воде. Как не вглядывался щенок, как не тявкал, голова не появлялась. Перепуганный Дик смело бросился в воду и поплыл, неуклюже барахтая своими маленькими лапками, в том направлении, где хозяин махал ему рукой в последний раз. Он был ещё слишком мал для плаванья и вскорости начал тонуть, но, не смотря на это, Дик отчаянно продолжал плыть вперёд.

Максим вынырнул из воды, весело отфыркиваясь:

— Видал, как я умею, Дик! – Крикнул он, оборачиваясь к берегу.

— Дик, ты где? Дик! – Звал Максим, но щенка на берегу не было.

Вдруг в утренней тишине раздался звук, похожий на всхлип. Мужчина тут же посмотрел в том направлении: в двадцати метрах он различил какое-то странное волнение воды — маленький Дик, захлёбываясь, держался на поверхности из последних сил. Сильная рука подхватила полуживого пёсика в последний момент перед тем, когда его нос навсегда должен был скрыться под водой.

Максим прижимал к себе мокрого щенка, всё время повторяя:

— Ну, ты что, Дик… ты что… ты думал, я утонул? Глупышка, спасать меня бросился…

А Дик счастливо повизгивал, облизывая капли воды с лица своего хозяина.

Что-то больно сдавило грудь, и Максим, уткнувшись лицом в мокрое тельце собаки, вдруг заплакал. Он плакал от того, что в этом суровом и жестоком мире есть живое существо, которому он нужен. И теперь, когда он это знал, Максим вдруг поверил, что всё у них с Диком получится, и жизнь обязательно наладится.

Позавтракав вчерашней кашей, Максим не спеша паковал вещи в рюкзак. Рядом крутился и весело тыкался носом, обсохший возле костра, Дик. В последний момент, перед тем, как двинуться в путь, мужчина вспомнил о чекушке, зарытой вчера вечером Диком. «Надо забрать», — подумал Максим и направился за кусты. Щенок бежал рядом, весело подпрыгивая и виляя хвостиком.

— Ах, ты поросёнок! – вскрикнул удивлённо человек, глядя на пустую ямку.

— Перепрятал? – строго посмотрел он на пёсика.

О чём это ты? – недоумённо смотрела мохнатая морда «честными» глазами, склонив голову на бок.

— Я о чекушке, которую ты вчера здесь зарыл. Где она, отвечай немедленно, маленький воришка.

Совершенно не понимаю, о чём ты говоришь? — Склонилась морда в другую сторону.

Максим ещё немного посмотрел в эти «честные» щенячьи глаза, и вдруг подумал: «Откуда этот маленький щенок может знать о водке? Да ещё так хорошо, что из всех вещей в его рюкзаке, утащил именно чекушку? А как он оказался здесь, в лесу, совсем далеко от человеческого жилья?» А ещё вспомнил Максим, как вчера вечером плакал Дик, когда он пошёл за кусты, намереваясь откопать бутылку. «Наверное, его прежние хозяева сильно злоупотребляли спиртным, и малышу от них порядочно доставалось», — мелькнула мысль.

— Так, вот что ты вчера хотел мне сказать, — присел Максим на корточки, внимательно глядя в глаза собаке.

Дик вопросительно-робко смотрел в глаза человеку, ему так хотелось, чтобы новый хозяин его понял и выполнил просьбу: не пить спиртное, что даже кончик языка высунулся сам собою.

— А ведь ты прав, дружище, сколько бед от неё, проклятой, — с горечью произнёс Максим и тяжело вздохнул. — Спрятал, и молодец! Пойдём.

И они пошли навстречу утреннему солнцу, что так щедро дарило своё тепло всему живому на Земле.

С каждым часом солнце поднималось всё выше, слепило глаза, но человек и собака продолжали идти. Теперь они твёрдо знали, что всё у них получится.

Другие истории о взаимоотношениях собаки и человека:

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Здоровая спина
Adblock
detector