А сейчас вам свяжут руки за спиной

Модель

Автор глубоко признательная одному из читателей, чья просьба и чья идея легли в основу этого текста

Получив редакционное задание, я полезла в Интернет, почитать и посмотреть объект заданного очерка, потом списалась с ней, обменялись телефонами и договорились о встрече. На встречу она согласилась легко, от предложенного гонорара отказалась, поставив одно условие, о котором задумалась уже я. Но бесенок внутри меня подзудил-таки меня на авантюру, и я тоже согласилась, так что мы договорились к обоюдному удовольствию. Все же, признаться, я изрядно волновалась перед встречей с ней.
Договорились мы встретиться на автомобильной стоянке перед одним из самых больших парков в городе, и я ждала ее появления в машине. Был разгар жаркого летнего дня, самое городское пекло, а машинка у меня кондиционером не оборудована, и ожидание вовсе не доставляло удовольствия, сидя в раскаленном салоне, я изнывала от жары. Впрочем, опоздала она всего на несколько минут, и я с жадностью принялась ее разглядывать, когда я вылезла из салона, обменялись рукопожатиями и остановились возле машины.
Звали ее Света, на вид чуть постарше меня. Явная примесь восточной крови. Смуглая, матовая кожа, темные глаза, жесткие, вьющиеся темные волосы. Лицо скорее приятное, чем картинно-красивое, ладная, крепкая фигурка. Одета в легкий, обтягивающий бежевое платье с открытыми плечами, простое и практичное, на плече большая сумка, волосы по плечам, удерживаемые обручем. Но главное, конечно, не это. Она пришла босиком, то есть не держа босоножки или сандалии в руке, а просто босиком шла по городу, оставив обувь дома. Я опустила взгляд на ее ноги. Длинные, тонкие пальцы, темно-вишневый лак на ногтях, сильная голень и четко прорисованная лодыжка. Как положено, ноги достаточно грязные, запыленные – это точно. Каждую щиколотку обнимает браслет, от которого тянутся по две цепочке к колечкам на вторых пальцах ног. Не соврала, действительно ходит босиком, выглядит она вполне уверенной в себе, открытой и дружелюбной. Кивает мне:
— Пойдем?
Я хочу запереть машину, но она останавливает меня.
— Э, нет, журналист, мы так не договаривались. Разувайся. Гулять босиком, это значит вообще без обуви, — она улыбается, но глаза остаются твердыми и доброжелательными одновременно.
— Я разуюсь потом, — пытаюсь сопротивляться я.
— Сейчас. Сейчас, и сандалии твои ты оставишь в машине, — ее спокойная твердая доброжелательность подкупают, и я подчиняюсь.
Расстегиваю застежки сандалий, разуваюсь, забрасываю обувь в машину, достаю сумку и наконец щелкаю сигнализацией. Ощущения ошеломительные. И приятно, и неудобно, и немного стыдно, раскаленный асфальт немилосердно жжет подошвы, и я сразу думаю, сколько времени мне понадобится, чтобы привести ноги в порядок, когда наша прогулка закончится. Остро чувствую каждую выбоинку асфальта, его жар и каждый камешек под ногами и быстро учусь смотреть под ноги, чтобы не вляпаться в пятна мазута, которыми изобилует парковка, и не наступить на что-нибудь острое. Света иронично-дружелюбно смотрит на меня.
— Надо же, не побоялась. Молодец. Быстро привыкнешь, это здорово на самом деле.
Фыркаю про себя, побоюсь, и сразу приободряюсь. Она смогла, смогу и я. Уже гораздо смелее иду за своей новой знакомой, придерживая сумку на плече и ловя на себе иногда заинтересованные, иногда осуждающие взгляды. Смотрю, как идет она. Смело, уверенно, легко, ни капельки не смущаясь серо-черных пяток, не смотря под ноги. Стараюсь идти также, игнорируя взгляды. Посетителей парка немного, всех разогнала дневная жара.
По ступенькам, миновав кованную ограду, спускаемся в сам парк. Света ведет меня еще ниже, на набережную, в тень раскинувших свои кроны деревьев. Там и раскаленная плитка не так жжет подошвы, и вообще возле воды легче. Достает из сумки какой-то крутой профессиональный фотоаппарат, снимает чехол.
— Поехали? – весело спрашивает она.
— И что мне делать? – немного глуповато отвечаю я.
А дальше посыпались команды профессионального фотографа. Ногу поставь сюда, крупный план, встань возле ограды набережной, улыбнись, согни колено, покажи пятку, смотри в камеру, улыбайся, так, теперь две наши ножки вместе, опять крупный план, молодец, хороший педикюр, просто пройдись, я найду нужный ракурс, и так до бесконечности… Позировать при такой жаре, на раскаленной плитке, под взглядами прохожих, удовольствие ниже среднего, но я терпела. Света фотографировала меня на траве, на асфальте, возле статуи, часто позировала вместе со мной, установив свой аппарат на маленькую раскладную треногу, пока я не взмолилась о пощаде.
— Блин, Светка, у меня кажется подошвы горят, и вообще, от жары голова разламывается.
— Да? Я привыкла уже босиком… А жара… Да, давит, — согласилась она. – Ладно, идем.
С облегчением вздыхаю. Мы идем в ближайший крытый киоск, в холодильнике приветливо маячат ледяная вода и мороженное, покупаем, причем она не дает мне расплатиться, «за счет заведения», улыбается моя фотограф. Продавец, девушка чуть младше нас, удивленно смотрит на наши босые, уже порядком грязные, ноги. Подходит стайка детей, и один малолетний мерзавец пребольно наступает мне на палец, но никаких следов раскаяния нет, радостно щебечет что-то о мороженном. Вздыхаю. Забрав воду и мороженное, Света тянет меня к большому фонтану, откуда веет блаженной прохладой, где ледяные брызги летят на окружающих, весело вопят дети, и вокруг него много людей. Здесь немного перевожу дух. Влюбленные парочки сидят, свесив ноги в воду, бегает малышня, девушки разного возраста фотографируются на фоне трехэтажного фонтана, сходящего уступом, держа в руках босоножки, здесь мы как бы в тему. Света, ничтоже сумнявшеся, садится на бортик фонтана, подальше от брызг и струй воды, прячет свой фотик, приглашающе хлопает рукой рядом и перекидывает ноги в воду. Сажусь рядом и следую ее примеру. Кайф! Разгоряченные ножки принимает холодная вода, и я с удовольствием полощу их в фонтане. Мы едим мороженное, пьем воду и болтаем. Собственно говоря, интервью не получилось. Она честно, без уловок, отвечала на заранее подготовленные вопросы, я что-то писала на телефон, что-то запоминала, но все сводилось к обычной болтовне. Она умна, образована, начина, получает второе высшее образование, но главное не это. Ее доброжелательность, теплота, внимание к моей жизни, перебивают строй интервью, и скорее, мы просто рассказываем друг другу о себе. Вот так, едя мороженное и запивая его ледяной водой. Мне с ней необычайно легко. Наконец, когда я чувствую, что ноги остыли, Света спрашивает:
— Поехали дальше?
И у меня сразу сохнет рот от волнения. Киваю. Светка славится на всю сеть не только тем, что ходит босиком.
Вылазим из фонтана, по длинной лестнице поднимаемся к выходу. Идти босиком уже не больно, а приятно, к нам два раза подходят парни с вопросами:
— Где можно встретить в нашем городе двух Куприновских Олесь?
— Девчонки, обувь потеряли?
Но мы только смеемся в ответ. Хотя мне внутри приятно, что меня сравнили с Олесей Куприна, и парень, который спросил, явно не идиот, но сегодня меня еще ждут приключения.
Машина раскалена, несмотря на то, что поставила я ее в тень. Открываем окна до упора, и я завожусь с пол-оборота, надо как можно быстрее приходить в движение. Света диктует адрес, обычный спальный район, недалеко, кстати от моего, и я лечу. Вожу я неплохо, и без приключений мы быстро добираемся до ее дома. Оставляю машину на стоянке, и мы, по-прежнему босиком идем в ее подъезд.
— Вот здесь аккуратнее, — предупреждает Светлана, когда я просто наслаждаюсь приятным холодом плитки под ногами, — окурки, бутылки, плевки, бр…
Осторожно глядя себе под ноги, входим в подъезд, вызываем лифт. Лифт чистый, пятый этаж. Она отпирает дверь квартиры, прямо напротив лифта. Однокомнатная, но с очень хорошим ремонтом, переделанная в студию, только один маленький коридорчик с туалетом и ванной. Пол в квартире откровенно грязный, неудивительно, если хозяйка в принципе отказывается обуваться. Минимум мебели, хотя комната небольшая, но кажется, что просторно. Главное, что бросается в глаза – большой диван, напротив него – компьютерный стол, на экране монитора моргает веб-камера, офисное кресло, и установленный рядом софит, который должен освещать все это. Светлана ведет меня мимо своей техники на кухню, которой собственно и нет, она совмещена с остальной комнатой, из холодильника достает бутылку мартини, из настенного шкафа два ассиметричных бокала.
— Не побоишься?
— Не побоюсь, — твердо говорю я, мне и самой очень хочется попробовать.
Она плещет в бокалы, один протягивает мне. Смотря друг другу в глаза, мы чокаемся и пьем, и в голове сразу приятный туман. Света роется где-то в шкафу в комнате, шкаф встроен в стену, и сразу в глаза не бросается. Я тем временем допиваю бокал, и сердце заходится в бешеном галопе, когда она возвращается ко мне с мотком толстой бельевой веревки в руках.
— Встань, повернись ко мне спиной, руки за спину, ладони сложи «лодочкой», — очень жестко командует она.
Я не очень люблю, когда со мной говорят таким тоном, но я подчиняюсь сейчас. Встаю, руки за спину, ладони касаются друг друга. И чувствую, как плотная, жесткая веревка плотно, туго обнимает запястья. Один виток, второй, третий, четвертый, вот веревка скользит между рук и туго затягивается. Шевелю запястьями, нет, не вырваться, связана я надежно.
— Пойдем, — под руку Светлана ведет меня к дивану, садит, включает софит и компьютер, я морщусь от яркого света, и она отводит его от моего лица.
В голове сумбур, и против своей воли, я чувствую, как нарастает возбуждение внутри живота, завожусь прямо на глазах.
Светлана надевает на голову тонкую гарнитуру с наушниками и микрофоном, садится рядом со мной в офисное кресло перед монитором и камерой и поворачивается к экрану. Глядя в камеру, она улыбается и говорит:
— Итак, друзья, сегодня моей моделью согласилась быть моя новая подруга. Мы успели уже пробежаться босиком по парку, подробный фотоотчет ищите на моей странице, и теперь давайте я задам несколько вопросов моей новой модели. – она поворачивается ко мне. – Юля, как тебе наши сегодняшние приключения?
— Очень необычно, — улыбаюсь я, — мне понравилось.
— Первый опыт?
— Да, босиком по городу я гуляла впервые.
— И бондаж тоже впервые?
— Да, связывают меня в первый раз.
— И как ощущения?
— Ты знаешь, я взволнована, — честно признаюсь я.
— Но вырываться и сопротивляться нет желания?
— Нет. – твердо говорю я. – Сопротивляться мне не хочется. Я добровольно согласилась на то, что ты меня свяжешь.
— Прекрасно, — удовлетворенно произносит Света и отворачивается от меня к экрану, — так как моя модель новенькая, сегодня я попробую стандартный бондаж. Ты согласна, Юля?
— Кажется, я все равно не смогу протестовать, — еще раз улыбаюсь я, демонстративно шевеля связанными за спиной руками.
— Тогда начнем, — Света опять поворачивается ко мне, встает, идет куда-то и возвращается с несколькими мотками толстой бельевой веревки.
Вновь усаживается в кресло передо мной, разворачивает меня боком и хлопает несколько раз ладонью по дивану перед собой.
— Ваши ножки, девушка, — и я ставлю перед ней плотно сдвинутые в коленях полусогнутые ноги на диван, оперевшись на связанные сзади руки.
Она быстро и сноровисто разматывает один из мотков веревки, складывает ее вдвое, и вот я чувствую, как одна, вторая петли крепко и туго обнимают мои лодыжки. Смотрю, как новые витки веревки ровно, один к одному, ложатся вокруг моих ног, чувствую, как туго они натянуты, наконец, Света просовывает один конец веревки между моих щиколоток и сильно стягивает веревочные петли, связывает концы веревки между собой. Против воли, я возбуждаюсь все больше и больше, так что даже дыхание начинает сбиваться. Она опускает мои стопы на пол, и также ловко и быстро связывает ноги над коленями и под ними, так что теперь я могу пошевелить только пальцами ног. Помогает мне развернуться к ней спиной на диване, и я чувствую, как мои локти под ее крепкими руками сходятся друг с другом, и их обнимает веревка. Все, связана я так, что совершенно беспомощна, даже ворочаться в своих путах не получается. Как финальный аккорд, Света осторожно укладывает меня на живот, сгибает мои ноги в коленях, и я ощущаю натяжение веревки, которой она привязывает мои щиколотки к связанным рукам.
— Все в порядке? – спрашивает Света, закончив свою работу. Я киваю, говорить я могу с трудом, низ живота будто залит свинцом. – Тогда полежи, насладись своим пленом. – и опять поворачивается к монитору. – Моя модель связана, вы можете полюбоваться ей, у нас есть несколько минут для ответа на ваши вопросы.
То ли вопросы ей пишут, то ли звук идет только в ее наушники, но я слышать могу только ее ответы. Время от времени Света смотрит на меня, поправляет упавшие на глаза волосы, легонько поглаживает по плечам, связанным рукам, и от ее прикосновений я завожусь еще больше.
— Я уже отвечала на этот вопрос… Да, мне больше нравится, когда мои модели девушки. Они эмоциональнее, тоньше, быстрее открываются, их беззащитность острее чувствуется, я отдаю им свои эмоции, и получаю просто невозможную ответку… Нет, в последнее время я предпочитаю более жесткие методики связывания, шибари не только искусство связывания, но и один из способов пыток веревкой… Несколько моделей, нет, не пробовала, я люблю работать с одной моделью, так получается более тесный эмоциональный контакт… Конечно, я предпочитаю веревку, наручники бездушны, щелк-щелк-щелк, и все, ни я, ни модель не успеваем раскрыться…
Так продолжалось около получаса, пока, наконец, Света не поблагодарила всех и не выключила монитор. Я нетерпеливо ерзаю на диване, насколько позволяют мне мои путы. Заметив это, Света подсаживается ко мне.
— Туалет… Очень надо, — краснея, шепчу я.
— И почему сразу не сказала? – ворчит Светлана, развязывая мне ноги.
Чувствую, как по коже бегут тысячи иголочек, и она энергично массирует мои щиколотки и колени. Руки так и остаются связанными, и я вопросительно смотрю на нее, демонстративно показываю стянутые веревкой запястья.
— Еще не время, — она качает головой, — не бойся, я тебе помогу.
Помогает мне встать, под руку ведет в туалет, включает свет и открывает дверь. Санузел совмещенный, довольно просторный, она откидывает крышку унитаза. И ее руки ныряют под мое платье, бесцеремонно задирая его вверх, нашаривают трусики и стягивают их с меня. Переступаю ногами, выходя из белья, и Светка усаживает меня на унитаз, закрывает за собой дверь. Я с невероятным облегчением журчу, потом она аккуратно промокает меня и опять ведет в комнату, снова усаживает на диван. Возвращается с бокалами мартини, бережно поит меня.
— Это поможет расслабиться… — сама тоже прихлебывает из своего бокала, опускается передо мной на колени, ласково проводит пальцами по моей ноге, второй, и я начинаю дрожать.
— Опять свяжешь меня?
— Наверно… Когда ты связана, ты просто источник энергии, эмоции так и плещут…
В ее руках змеится веревка, и я ощущаю, как Света скрещивает мои ноги в щиколотках, и вот опять я связана по рукам и ногам, только на этот раз лодыжки скрещены, и колени волей-неволей приходится развести. Но Света не спешит вставать. Ее руки все так же ласково и настойчиво продолжают скользить по моим ногам, ласкают связанные щиколотки, стопы, пальцы, голени, поднимаются выше, к бедрам, и я уже не могу сдержать стон. Тогда она решительно задирает мое платье, и ее пальцы проникают в меня, и я уже мокрая, и просто извиваюсь от ее ласк. Ее губы оказываются близко-близко от моего лица, мы целуемся, ее язык упорно и нежно исследует мой рот, а руки не останавливаются, продолжают ласкать меня изнутри, пока я не взрываюсь огненным шаром оргазма. Перед глазами круги, Света ласково гладит меня по щеке.
— Я весь день представляла тебя связанной, в моей власти, — шепчет она, еще раз целуя меня, — тебе понравилось, Юлька?
Вместо ответа я тянусь к ее губам.
— Конечно… Ты просто открыла для меня новый мир…
— Придешь еще?
— Да… Спасибо тебе.
— Это тебе спасибо, дурочка. Ты очень чувствительная девчонка, я редко таких встречала… А теперь я все же развяжу тебя. Не спорь, мне лучше знать…
На прощанье, в дверях, мы еще раз целуемся. Спускаясь вниз, я рассматривала красные следы от веревок на запястьях. Но совершенно не жалела об этом.
— Ну ты даешь, Иванова, — иронично-восхищенно протянул главный редактор, читая мой материал с многочисленными фотографиями, которыми меня щедро снабдила Светлана, — не побоялась позировать. Она же не вполне нормальная.
— Да? А мне так даже понравилось, — хмыкнула я, — интересный жизненный опыт.
— Я бы советовал твой материал разбить на два – «Один мой день с известным блогером» и «Как я была бондаж-моделью». Видишь, даже названия уже придумал. Дарю.
— Хорошо, — покорно кивнула я, — рубрику об этом не хотите сделать?
— Посмотрим, — улыбнулся он, — а это тебе. Премия за смелость и преданность профессии. – передо мной легли несколько крупных купюр, моя зарплата за несколько месяцев.
— Спасибо… — я встала и направилась к выходу.
— Эге, — многозначительно протянул шеф, когда я остановилась возле двери.
— Ага, — кивнула я, посмотрев на свои босые ноги, потом на него и улыбнулась, — иногда подражаю героине моих материалов.

Читайте также:  Массажер для спины и шейного остеохондроза

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Здоровая спина
Adblock
detector