А по заплеванной спине

О песне Цоя Нам с тобой

Здесь не понятно, где лицо, а где рыло,
И не понятно, где пряник, где плеть.
Здесь в сено не втыкаются вилы,
А рыба проходит сквозь сеть.
И не ясно, где море, где суша,
Где золото, а где медь.
Что построить, и что разрушить,
И кому, и зачем здесь петь?

Нам с тобой: голубых небес навес.
Нам с тобой: станет лес глухой стеной.
Нам с тобой: из заплёванных колодцев не пить.
План такой — нам с тобой.

Здесь камни похожи на мыло,
А сталь похожа на жесть,
И слабость, как сила,
И правда, как лесть.
И не ясно, где мешок, а где шило,
И не ясно, где обида, где месть.
И мне не нравится то, что здесь было,
И мне не нравится то, что здесь есть.

Нам с тобой: голубых небес навес.
Нам с тобой: станет лес глухой стеной.
Нам с тобой: из заплёванных колодцев не пить.
План такой — нам с тобой.

Чёрная ночь да в реке вода — нам с тобой.
И беда станет не беда. Уезжай.
Так, была не была, прости и прощай.
План такой — нам с тобой.

Кажется все согласны, что песня «Нам с тобой» принадлежит Виктору и касается Натальи Разлоговой. Название песни говорит само за себя. Виктор поёт не о себе, но о нас.
Жизнь наша общая зашла в тупик, и в ней всё смешалось и стало непонятным. «Камни похожи на мыло» — исчезло твёрдое основание личных отношений — ушла Любовь, «правда» стала «как лесть», женская «слабость» превратилась в «силу». «И непонятно где пряник, где плеть». «лицо» преобразилось в «рыло».
То, что представлялось общим достоянием — «мешком», стало колоть самолюбие, как «шило»; то, что было заготовлено впрок на долгие годы как «сено» теперь нечем взять — «в сено не втыкаются вилы».
Не на что опереться, как на «сушу», и куда подевалась свобода — «море», хотя и осталась свобода для лжи, что «рыбою проходит сквозь сеть» когда-то искренних взаимных обетов. «золото» стало «медью», «сталь» — «жестью».
Напрасными оказались надежды на лучшее — «И мне не нравилось то, что здесь было. И мне не нравится то, что здесь есть» — «И не ясно» что ещё можно «построить», а что нужно «разрушить» в таковых, пришедших к финалу чувствах. Но, самое страшное для Виктора — «непонятно кому и зачем здесь петь»?!
Виктор ищет причину оскудения любви и находит её, конечно же, во внешнем мире, ведь всё то, что в его внутреннем состоянии теперь он не решается отнести сразу к своей любимой.
Ведь есть причина разрушения счастья и во внешнем — «Нам с тобой из заплёванных колодцев не пить». что бы ни было, остаёмся мы — наша Любовь, как великая сила. мы уйдём под «голубых небес навес, нам лес станет глухой стеной» от социального зла.
И пускай вокруг «чёрная ночь,» в «реке» наших отношений останется чистая «вода» — «и беда станет не беда». ежели останется связь между нами, а к социуму мы повернёмся спиной, уйдём от него.
И только после того, как любимая безмолвно отвечает Виктору отказом уйти от прелестей социально-элитарной «интеллектуальной» жизни, Виктор принимает окончательное решение и произносит: «Уезжай!».
«Эх, была не была, прости и прощай!» — Прости его за всё, что было «не так» в их совместной жизни. прощается с той, что не захотела быть вместе с ним и покориться данной им обоим от Бога общей Судьбе.
«План такой нам с тобой» оказался не в том, чтобы уйти вместе от призрачной, манящей дешёвой славой социальной жизни, но в том, чтобы одному пережить горечь расставания. И понятно, что эта Судьба уже не зависела от Виктора, сделавшего всё возможное, чтобы не изменить высокой Любви.

Источник

От заплеванной спины к покусанной пятке…

А вот и ОНО. Зацените (далее цитата):

«…как только появится возможность укусить нас за пятку, обязательно укусят. Выход один: подобного рода зверей надо как следует пнуть, чтобы впредь не приставали».

Это он про нас, про вас, про довольно широкий круг людей – тех, кто вырос и родился здесь, мечтал тут, трудился на этой земле, радовался. Плакал, любил, верил. Это мистер Орлов о нас, ЗЕМЛЯКИ, так любя высказался. Это он нам угрожает пинками – людям-зверям, живущим на Русском Севере, речь толкнул.

Трудно, но попробуем быть культурными – объясним эстетично. Объясним мистеру Орлову порядок его действий изысканно-утончённо. Поспешив, мистер Орлов еще успеет покинуть наш край, сохранив лицо, пусть и грустное. Дорога дальняя – мысли тяжкие, версты бегут медленно, думы о прошлом отнюдь не светлые. И в раздумьях о событии, которое стало последним толчком, чтобы пойти в кассы и купить билет прочь из Архангельска.

Вопрос № 1 повестки дня – что же делать мистеру Орлову? После сказанного явно уже пора. Пора в дорогу и желательно дальнюю…

Счастье, как и кайф, и двигатель, не может быть вечным – кайф ломается, двигатель останавливается, счастье превращается в мираж. В смысле: как карета у Золушки в полночь превращалась в тыкву, так и величие августейшей семьи Орловых, как тройка белых лошадей Золушкиной кареты превратится в тройку серых мышек. Или жирных крыс, что драматично, хотя и не эстетично…

Личное счастье Игоря Орлова на посту губернатора настигло, он сам в этом признался. Хватит, пора – от повторного лично счастливого года может дурно стать. Тем более что для всей губернии год 2013 й был неудачный, а Орлов под Новый год заявил, что для его губернаторской семьи год выдался очень даже благополучный.

Люди – звери для счастливого губернатора Орлова. Но почему счастливый весь из себя Орлов хочет зверей пинать? Нельзя пинать никого – ни людей, ни зверей. Это истина – простая и ясная. Но Орлову, видимо, непонятно, ему неймется, ему скучно без врагов. Ему надо, чтобы звери кусали пятки. Несправедливо…

Читайте также:  Сколько можно лежать на спине во втором триместре

Несправедливо, когда его проблемы мировосприятия грозят стать «геморроем» миллиону сограждан региона. Объяснить Игорю Анатольевичу это пока не удается. Что делать.

Надо мистеру Орлову песенку спеть. И мы ему споем. Или, как звери, прорычим, пролаем, промяукаем…

«Скатертью, скатертью дальний путь стелется и упирается прямо в небосклон».

Смысл в слове «упирается». Не надо упираться, мистер Орлов, валите уже, уваемый вы наш посетитель зоопарка, «Паганель» вы наш неистовый, дрессировщик с искусанными пятками и заплеванной спиной…

Люди читают, знают, говорят…

…и пусть засланец выйдет вон и заберет вонючий платок, что задумал накинуть на вольный северный роток

Мистер с искусанной пяткой, который ранее был известен как человек с заплеванной спиной, нынче живет среди зверей и готовится отпинываться. Вот и думай: мистер так эволюционирует или вокруг полный регресс. Буйство личности в эпоху рецессии…

Орлов после Нового года заговорил. Как обычно, то есть не совсем удачно фильтровал «базар» губернатор Орлов в интервью питерскому изданию «Невское время» – не самому популярному, но дюже пафосному на бюджетных харчах.

В упомянутый Орловым день народного осеннего гнева сто-тысячным тиражом, отпечатанным в Вологде (там и фрейлина ОрловаЛойченко печатается, и ничего – мистеру это не кажется подозрительным) выходила только одна газета – это четыре полосы газеты «RUSNORD».

Странно, я знаю редактора «Руснорда» еще с ефремовских времен – образованнейший соотечественник, знаток кино и гастрономии, эстет и литературный талант Леонид Черток. Я когда его в последний раз видел, он точно человеком был.

С тревогой набираю номер телефона и радостно понимаю: тревоги напрасны – Черток по-прежнему человек.

И пусть зверем на самом деле является не Черток, «а тот, кто крикнул из ветвей», прошу прокомментировать, если не противно…

Леонид Черток, главный редактор ИА «Руснорд»:

— Я считаю ниже своего достоинства обсуждать злобные мысли сказанные вслух.

– И все же, коллега, касаемо персонального дела говорившего намедни о зверях Орлова. Не слишком ли зло он про нас?

Не судите его строго, коллега. Он, кажется, не ведает, что творит и говорит. Он оторвался от реальности, в его словах мало логики, действиями руководят инстинкты. Губернатор Орлов не учел главного: с прошлого года в России возвращены прямые выборы глав регионов, и все теперь зависит от избирателей, а не от президента.

– Похоронить одной фразой себя как политика и поставить крест даже на гипотетической возможности побороться за кресло главы региона – это едва ли случайно. Заметьте, коллега, непристойность напечатана и не в режима цейтнота – все как минимум вычитывалось, редактировалось, правилось. Одним словом, было время подумать, поразмыслить, возможно, одуматься. Выходит, что мистер Орлов осознанно пошел на эту провокацию.

От человека, который два года правления с завидным постоянством получает «неуды» в различных рейтингах федерального уровня, трудно ожидать слов любви – он выразился как умеет.

Впрочем, очень может быть, что Орлов думает, что нанес превентивный удар – как бы «пнул» оппонентов и критикующие его СМИ.

– Спасибо, коллега. Надеюсь на скорое интервью по более позитивной теме…

Хотелось разнообразия мнений, услышать широту дискуссии. Палец на телефоне уже отщелкивал имя авторитетного журналиста Рэдфорда, номер и главную медийную площадку Северодвинска – tv29.ru

Здравствуй, Илья, – спокойно констатировал знакомый голос телерадиозвезды Рэдфорда.

Илья Азовский: – И тебе привет, мой звериный брат, земляк Лёха. Читал ли про зверей-людей, пятки, укусы и пинки, готов ли разразиться испепеляющей критикой? И не исключают ли обозреватели из Северодвинска высокую степень усталости Орлова, вследствие чего Игорь Анатольевич с децл оттопырился? Был изящен, насколько мог…

Алексей Рэдфорд – журналист № 1 на ТВ Северодвинска и на северодвинских радиостанциях (экс-телезвезда «Вестей Поморья»):

Я, когда читаю речи Орлова, вообще не могу определиться, мучаюсь сомнениями – что за жанр такой странный? Вот он насчет укусов в пятку рассказал в интервью питерскому изданию. Разве это называется «оттопырился»? Этому другое определение – он, вероятно, опять ошибся. Ошибся во всем, даже в мелочах: к примеру, Орлов зря думает, что здесь кому-то нужна его пятка. У нас не принято за пятки кусаться. Ведь и в Архангельске, и в Северодвинске воспитанный и культурный народ живет. Жаль только, что терпеливый дюже…

Илья Азовский: – Верно подметили, коллега Рэдфорд. Спасибо за разумные пояснения, человеческого счастья, милый зверь Алексей Борисович

Вообще же, в мировой истории бывало, что даже воспитанные и культурные не выдерживали. Кого-то глотали целиком, кого-то проглатывали не жуя. А все оттого, что кто-то вовремя не ретировался…

Архангельский блогер, гражданский журналист, автор смелых расследований, редактор «Арх­свободы», коренной соломбалец Николай Прокофьев, недоуменно читая бессмыслицу про жителей губернии, якобы превратившихся из людей в зверей, с версией калининградского засланца отчасти согласен.

Звонок коллеги Азовского коллеге Прокофьеву.

Николай Прокофьев:Алло, привет, старина!

Голос зверя был приветливый…

Илья Азовский: – Приветствую, коллега, что у вас на ужин? Кусаете пяточку губернатора? Или вкушаете заплёванную спину «ястойкого» ценителя «мужских вызовов»? С чесночком, или как зверь, сырое мясо потребляете?

Николай Прокофьев: – Грустно мне от того, как пали нравы, что областью, где славные исторические и культурные традиции, где живут достойные, умные люди, руководит, мягко говоря, далеко не самый умный, но чрезвычайно самовлюблённый персонаж. Как в продвинутом XXI веке такая инквизиция в отношении миллиона жителей Русского Севера возможна – вот что меня поражает. А хамство…

Илья Азовский: – Что ответить на хамство? Лучше ничего. Хамам отвечать бессмысленно и вредно. Губернатор назвал сограждан зверями. И что же.

Николай Прокофьев: – Ничего не имею против и даже согласен – лично я зверею от таких мистеров и их речей. А еще я превращаюсь в зверя от дел таких мистеров, как губернатор Орлов.

Илья Азовский: – Я тоже зарычать готов. Я предлагаю не углубляться в потемки, в которых мается в страшных фантазиях разум Орлова, зверей в сознании рождающий. Франсиско Гойя свой рисунок назвал предельно ясно: «Сон разума рождает чудовищ». Коллега, ответьте, что, по вашему мнению, двигало языком и челюстями Орлова?

Читайте также:  Температура ломота в спине озноб

Николай Прокофьев: – Что-то похожее на манию величия. Губернатора его окружение зацеловало чуть ли не до потери рассудка, вокруг него система ширм и прокладок, он не видит жизни, общается с очень ограниченным и специфичным кругом людей.

Илья Азовский: – Вы правы, коллега, это неизбежно должно было закончиться страшными видениями: типа, люди превратились в зверей, и звери эти плотоядно улыбаются – пристраиваются к пяткам губернатора, норовя покусать их. Коллега, может, Орлов «Планету обезьян» на сон грядущий смотрел и расчувствовался?

Николай Прокофьев: – Слишком глубоко, коллега, копаете – Орлов себя этими высказываниями дискредитировал окончательно.

Илья Азовский: – Вальяжный уход уже поздно изображать. Уже надо по-якутски, как при Михальчуке сбегали – молча, быстро и стайками, неведомыми тропками. Я позволю испортить вам настроение еще одним коротким вопросом: коллега, если Орлов один тут губернатор, а вокруг него звери, то где он находится в реальном пространстве? По логике, он говорит как турист – посетитель зоопарка, причем ночной посетитель. Ночной – потому что один. Что Орлов делает ночью в нашем зоопарке?

Николай Прокофьев: – Логично говорите, коллега, только мои ощущения с точностью до наоборот. Вокруг люди, и только один губернатор. Все люди как люди, но кто-то называет людей зверьми.

Илья Азовский: – Спасибо, коллега, приятно поговорить с умным человеком.

P.S. У каждого индивидуума как части человества есть своя персональная миссия. Кто-то созидает, кто-то творит, кто-то любит себя, кто-то других, кто-то – кошек, кто-то – человеческих детенышей, кто-то – монах аскетичный, слово доброе несёт, кто-то философ. А кто-то людей, фигурально выражаясь, грызёт, заговоры плетет, их раскрывает, ссорит, мстит, злобно зырит, дурно говорит. Миссия таких индивидуумов проста и деструктивна – они зверя в людях пытаются разбудить.

Беспутые бесы хамства и злости.

Материал предоставлен общественно-политической газетой «Правда Северо-Запада»

Источник

От заплеванной спины к покусанной пятке…

А вот и ОНО. Зацените (далее цитата):

«…как только появится возможность укусить нас за пятку, обязательно укусят. Выход один: подобного рода зверей надо как следует пнуть, чтобы впредь не приставали».

Это он про нас, про вас, про довольно широкий круг людей – тех, кто вырос и родился здесь, мечтал тут, трудился на этой земле, радовался. Плакал, любил, верил. Это мистер Орлов о нас, ЗЕМЛЯКИ, так любя высказался. Это он нам угрожает пинками – людям-зверям, живущим на Русском Севере, речь толкнул.

Трудно, но попробуем быть культурными – объясним эстетично. Объясним мистеру Орлову порядок его действий изысканно-утончённо. Поспешив, мистер Орлов еще успеет покинуть наш край, сохранив лицо, пусть и грустное. Дорога дальняя – мысли тяжкие, версты бегут медленно, думы о прошлом отнюдь не светлые. И в раздумьях о событии, которое стало последним толчком, чтобы пойти в кассы и купить билет прочь из Архангельска.

Вопрос № 1 повестки дня – что же делать мистеру Орлову? После сказанного явно уже пора. Пора в дорогу и желательно дальнюю…

Счастье, как и кайф, и двигатель, не может быть вечным – кайф ломается, двигатель останавливается, счастье превращается в мираж. В смысле: как карета у Золушки в полночь превращалась в тыкву, так и величие августейшей семьи Орловых, как тройка белых лошадей Золушкиной кареты превратится в тройку серых мышек. Или жирных крыс, что драматично, хотя и не эстетично…

Личное счастье Игоря Орлова на посту губернатора настигло, он сам в этом признался. Хватит, пора – от повторного лично счастливого года может дурно стать. Тем более что для всей губернии год 2013 й был неудачный, а Орлов под Новый год заявил, что для его губернаторской семьи год выдался очень даже благополучный.

Люди – звери для счастливого губернатора Орлова. Но почему счастливый весь из себя Орлов хочет зверей пинать? Нельзя пинать никого – ни людей, ни зверей. Это истина – простая и ясная. Но Орлову, видимо, непонятно, ему неймется, ему скучно без врагов. Ему надо, чтобы звери кусали пятки. Несправедливо…

Несправедливо, когда его проблемы мировосприятия грозят стать «геморроем» миллиону сограждан региона. Объяснить Игорю Анатольевичу это пока не удается. Что делать.

Надо мистеру Орлову песенку спеть. И мы ему споем. Или, как звери, прорычим, пролаем, промяукаем…

«Скатертью, скатертью дальний путь стелется и упирается прямо в небосклон».

Смысл в слове «упирается». Не надо упираться, мистер Орлов, валите уже, уваемый вы наш посетитель зоопарка, «Паганель» вы наш неистовый, дрессировщик с искусанными пятками и заплеванной спиной…

Люди читают, знают, говорят…

…и пусть засланец выйдет вон и заберет вонючий платок, что задумал накинуть на вольный северный роток

Мистер с искусанной пяткой, который ранее был известен как человек с заплеванной спиной, нынче живет среди зверей и готовится отпинываться. Вот и думай: мистер так эволюционирует или вокруг полный регресс. Буйство личности в эпоху рецессии…

Орлов после Нового года заговорил. Как обычно, то есть не совсем удачно фильтровал «базар» губернатор Орлов в интервью питерскому изданию «Невское время» – не самому популярному, но дюже пафосному на бюджетных харчах.

В упомянутый Орловым день народного осеннего гнева сто-тысячным тиражом, отпечатанным в Вологде (там и фрейлина ОрловаЛойченко печатается, и ничего – мистеру это не кажется подозрительным) выходила только одна газета – это четыре полосы газеты «RUSNORD».

Странно, я знаю редактора «Руснорда» еще с ефремовских времен – образованнейший соотечественник, знаток кино и гастрономии, эстет и литературный талант Леонид Черток. Я когда его в последний раз видел, он точно человеком был.

С тревогой набираю номер телефона и радостно понимаю: тревоги напрасны – Черток по-прежнему человек.

И пусть зверем на самом деле является не Черток, «а тот, кто крикнул из ветвей», прошу прокомментировать, если не противно…

Леонид Черток, главный редактор ИА «Руснорд»:

— Я считаю ниже своего достоинства обсуждать злобные мысли сказанные вслух.

– И все же, коллега, касаемо персонального дела говорившего намедни о зверях Орлова. Не слишком ли зло он про нас?

Читайте также:  Прикрепить камеру к спине

Не судите его строго, коллега. Он, кажется, не ведает, что творит и говорит. Он оторвался от реальности, в его словах мало логики, действиями руководят инстинкты. Губернатор Орлов не учел главного: с прошлого года в России возвращены прямые выборы глав регионов, и все теперь зависит от избирателей, а не от президента.

– Похоронить одной фразой себя как политика и поставить крест даже на гипотетической возможности побороться за кресло главы региона – это едва ли случайно. Заметьте, коллега, непристойность напечатана и не в режима цейтнота – все как минимум вычитывалось, редактировалось, правилось. Одним словом, было время подумать, поразмыслить, возможно, одуматься. Выходит, что мистер Орлов осознанно пошел на эту провокацию.

От человека, который два года правления с завидным постоянством получает «неуды» в различных рейтингах федерального уровня, трудно ожидать слов любви – он выразился как умеет.

Впрочем, очень может быть, что Орлов думает, что нанес превентивный удар – как бы «пнул» оппонентов и критикующие его СМИ.

– Спасибо, коллега. Надеюсь на скорое интервью по более позитивной теме…

Хотелось разнообразия мнений, услышать широту дискуссии. Палец на телефоне уже отщелкивал имя авторитетного журналиста Рэдфорда, номер и главную медийную площадку Северодвинска – tv29.ru

Здравствуй, Илья, – спокойно констатировал знакомый голос телерадиозвезды Рэдфорда.

Илья Азовский: – И тебе привет, мой звериный брат, земляк Лёха. Читал ли про зверей-людей, пятки, укусы и пинки, готов ли разразиться испепеляющей критикой? И не исключают ли обозреватели из Северодвинска высокую степень усталости Орлова, вследствие чего Игорь Анатольевич с децл оттопырился? Был изящен, насколько мог…

Алексей Рэдфорд – журналист № 1 на ТВ Северодвинска и на северодвинских радиостанциях (экс-телезвезда «Вестей Поморья»):

Я, когда читаю речи Орлова, вообще не могу определиться, мучаюсь сомнениями – что за жанр такой странный? Вот он насчет укусов в пятку рассказал в интервью питерскому изданию. Разве это называется «оттопырился»? Этому другое определение – он, вероятно, опять ошибся. Ошибся во всем, даже в мелочах: к примеру, Орлов зря думает, что здесь кому-то нужна его пятка. У нас не принято за пятки кусаться. Ведь и в Архангельске, и в Северодвинске воспитанный и культурный народ живет. Жаль только, что терпеливый дюже…

Илья Азовский: – Верно подметили, коллега Рэдфорд. Спасибо за разумные пояснения, человеческого счастья, милый зверь Алексей Борисович

Вообще же, в мировой истории бывало, что даже воспитанные и культурные не выдерживали. Кого-то глотали целиком, кого-то проглатывали не жуя. А все оттого, что кто-то вовремя не ретировался…

Архангельский блогер, гражданский журналист, автор смелых расследований, редактор «Арх­свободы», коренной соломбалец Николай Прокофьев, недоуменно читая бессмыслицу про жителей губернии, якобы превратившихся из людей в зверей, с версией калининградского засланца отчасти согласен.

Звонок коллеги Азовского коллеге Прокофьеву.

Николай Прокофьев:Алло, привет, старина!

Голос зверя был приветливый…

Илья Азовский: – Приветствую, коллега, что у вас на ужин? Кусаете пяточку губернатора? Или вкушаете заплёванную спину «ястойкого» ценителя «мужских вызовов»? С чесночком, или как зверь, сырое мясо потребляете?

Николай Прокофьев: – Грустно мне от того, как пали нравы, что областью, где славные исторические и культурные традиции, где живут достойные, умные люди, руководит, мягко говоря, далеко не самый умный, но чрезвычайно самовлюблённый персонаж. Как в продвинутом XXI веке такая инквизиция в отношении миллиона жителей Русского Севера возможна – вот что меня поражает. А хамство…

Илья Азовский: – Что ответить на хамство? Лучше ничего. Хамам отвечать бессмысленно и вредно. Губернатор назвал сограждан зверями. И что же.

Николай Прокофьев: – Ничего не имею против и даже согласен – лично я зверею от таких мистеров и их речей. А еще я превращаюсь в зверя от дел таких мистеров, как губернатор Орлов.

Илья Азовский: – Я тоже зарычать готов. Я предлагаю не углубляться в потемки, в которых мается в страшных фантазиях разум Орлова, зверей в сознании рождающий. Франсиско Гойя свой рисунок назвал предельно ясно: «Сон разума рождает чудовищ». Коллега, ответьте, что, по вашему мнению, двигало языком и челюстями Орлова?

Николай Прокофьев: – Что-то похожее на манию величия. Губернатора его окружение зацеловало чуть ли не до потери рассудка, вокруг него система ширм и прокладок, он не видит жизни, общается с очень ограниченным и специфичным кругом людей.

Илья Азовский: – Вы правы, коллега, это неизбежно должно было закончиться страшными видениями: типа, люди превратились в зверей, и звери эти плотоядно улыбаются – пристраиваются к пяткам губернатора, норовя покусать их. Коллега, может, Орлов «Планету обезьян» на сон грядущий смотрел и расчувствовался?

Николай Прокофьев: – Слишком глубоко, коллега, копаете – Орлов себя этими высказываниями дискредитировал окончательно.

Илья Азовский: – Вальяжный уход уже поздно изображать. Уже надо по-якутски, как при Михальчуке сбегали – молча, быстро и стайками, неведомыми тропками. Я позволю испортить вам настроение еще одним коротким вопросом: коллега, если Орлов один тут губернатор, а вокруг него звери, то где он находится в реальном пространстве? По логике, он говорит как турист – посетитель зоопарка, причем ночной посетитель. Ночной – потому что один. Что Орлов делает ночью в нашем зоопарке?

Николай Прокофьев: – Логично говорите, коллега, только мои ощущения с точностью до наоборот. Вокруг люди, и только один губернатор. Все люди как люди, но кто-то называет людей зверьми.

Илья Азовский: – Спасибо, коллега, приятно поговорить с умным человеком.

P.S. У каждого индивидуума как части человества есть своя персональная миссия. Кто-то созидает, кто-то творит, кто-то любит себя, кто-то других, кто-то – кошек, кто-то – человеческих детенышей, кто-то – монах аскетичный, слово доброе несёт, кто-то философ. А кто-то людей, фигурально выражаясь, грызёт, заговоры плетет, их раскрывает, ссорит, мстит, злобно зырит, дурно говорит. Миссия таких индивидуумов проста и деструктивна – они зверя в людях пытаются разбудить.

Беспутые бесы хамства и злости.

Материал предоставлен общественно-политической газетой «Правда Северо-Запада»

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Здоровая спина
Adblock
detector