А кашпировский лечебные сеансы спины

Сеанс здоровья 6

16 декабря 1989 года.

« Не пришло время моему современнику понимать моё дело.
Его время давать только, благодаря ему,
гениальные результаты. И в знак благодарности
повторять по этому поводу дурные и глупые мнения невежд
» .
А. Кашпировский

Как всегда, концертный зал в Останкино переполнен. Волнение, ожидание чуда исцеления. Что может быть желаннее для больных людей? Снова почувствовать в себе энергию жизни, возродить утраченную надежду на нормальное существование — большинство пришли сюда с этим.

Но много среди зрителей тех, кто пришли посмотреть на удивительного, ни на кого не похожего человека, посмевшего решительно и смело заявить о себе, своем жизненном и врачебном опыте, потрясающих открытиях в излечениях, подтвержденных письмами, телеграммами и врачебными документами.

Звучит знакомая музыка. И сразу же возникает ощущение легкости, ожидания необыкновенного. Необычность оформления экрана, хотя она уже и стала также привычной, усиливает эти чувства. На голубом экране неупорядоченное движение белых шаров, которое сменяется стремительным водопадом. Экран зачаровывает, покоряет. Ощущение такое, что как будто даже шум этого водопада слышен. Постепенно из глубины экрана наплывает вид холмистой местности в туманной дымке. Очертания холмов как бы размываются в этом тумане, создают таинственность.

На экране появляется тоже уже привычная заставка: «Сеанс здоровья врача-психотерапевта Анатолия Михайловича Кашпировского. Передача шестая». Оформители передачи, прекрасно справившиеся со своей задачей, прекращают свою часть передачи. Музыка замолкает. На сцене зала Центрального телевидения столик, за которым сидит Анатолий Михайлович. Полный зал людей. Кажется, уже все это привычно. И в то же время каждый раз ощущение необычности и значительности происходящего.

Стенограмма сеанса здоровья 6

С этого и начинается очередная встреча с Анатолием Михайловичем Кашпировским, который всем своим внешним видом сразу располагает к себе людей.

Строгий лаконичный облик, нет ничего лишнего, никаких украшательств. Все только в меру необходимости. Вспоминается его определение красивого в человеке:
«Красота зависит от степени выраженности необходимого и от степени отсутствия лишнего».

Своим внешним видом Кашпировский иллюстрирует эти скупые и точные слова. Итак, послушаем, что он скажет сегодня.

— Здравствуйте, уважаемые телезрители! Я не знаю ничего интереснее на свете, чем телепсихотерапия. Впрочем, «телепсихотерапия» — это неправильное название. Скорее всего, надо называть ее просто психотерапией. А то, что эта дисциплина пользуется новейшим достижением техники, каким является телевидение, так это вполне естественно и правильно. Это настолько очевидно, что мне непонятно, как можно удивляться или возмущаться этим? (Объектив камеры показывает зал заполненный людьми. Как всегда камера ведет наблюдение как за общей ситуацией и реакцией зала, так и за отдельными участниками. Вот мы видим на экране задумчивое лицо симпатичной молодой девушки. А вот группа сосредоточенных пожилых людей — мужчины и женщины. Не любопытствующая публика. Глубоко заинтересованная, страждующая и жаждующая этой встречи аудитория.).

Гете сказал, что «труднее всего видеть то, что у нас перед глазами».
Я недавно получил интересное письмо. Это письмо написал заслуженный изобретатель, доктор технических наук, не хочу называть его фамилию. Он пишет вот что :
— «Отметим одно важное обстоятельство. Неудачи в развитии нового направления являются как бы его катализаторами. Без них невозможно, как правило, довести до совершенства его способы и образцы. Как должны действовать специалисты при открытии нового направления развития? Они должны активно изучать его, найти в нем отрицательное и положительное и использовать найденное на благо людям. Если же они вместо этого будут ратовать за закрытие нового направления, — в данном случае телетерапии, то это закончится тем, что телетерапия быстро разовьется за рубежом, а мы будем в который раз догонять».

— Я не думаю, что телетерапия находится в каком-то плачевном состоянии. Наоборот, она для многих принесла большую пользу. И мы, в очередной раз, немножко «помучаем» вас, читая почту, которая представляет большой интерес. Читаем телеграммы и для того, чтобы зажечь вас примером, чтобы вы пошли за этими людьми, чтобы и у вас случилось то же, что произошло у них.

Кашпировский берет в руки стопку писем и телеграмм, перебирает их бережно, читает:

«Сердечно благодарю. У меня была трудная операция, перелом бедра. После трех сеансов я чувствую себя лучше».
( Объектив камеры показывает вновь зал. В руках Анатолия Михайловича пачка телеграмм. Те, которые он читает оператор показывает крупным планом и мы вместе с Анатолием Михайловичем можем их читать.)

— Телеграмма из Саратовской области:
— «5-го смотрела сеанс, 6-го удалила три зуба без укола. Страдаю 25 лет пароксизмальной тахикардией. Уменьшились приступы. Мне 63 года».
— «После второй передачи удалила зуб без анестезии. Хочу удалить гранулему зуба. Пожалуйста, дайте установку на обезболивание. Семенова Елена.

Кашпировский восклицает:

— Как удачно попала эта телеграмма мне в руки! Я на сто процентов уверен, что только взгляну на Вас сейчас, а может быть, еще даже и до этого, и Вы — обезболитесь.
Хочу сказать, что обезболивание является самым главным нюансом в моей работе. Почему? Потому что я провел 1700 лекций-выступлений. На каждом из них завоевывал аудиторию с одного-единственного опыта, проводя обезболивание. Человек склонен к обезболиванию, к выделению эндорфина, энкефалина. Когда-то я разговаривал с одним человеком, попавшим в аварию.

Он рассказывал, что, когда на него несся КАМАЗ, он видел только КАМАЗ, а потом — удар… Но этот человек остался жив… Хочу, говорит, тормозить, а машина не останавливается. Оказывается, у него была травма, размягчена нога, полностью. Но в тот момент, когда нога отрывалась, он не чувствовал. Так что, такое бывает очень часто. Или, например, когда люди дерутся, то они не чувствуют боли в момент нанесения ударов. Только когда все заканчивается, они начинают ощущать боль.

Читайте также:  Спазм мышц спины у ребенка

Считаю, и не устану это повторять, что наряду с различными способами лечения, имеет право на существование и психологический способ воздействия. Естественно, за это нужно бороться, потому что психотерапевты в основном ориентировались на болезни функционального характера. А вот на органические болезни, мало кто ориентировался.

Судите сами, что такое установка. Вот, например, мы считаем, что в пожилом возрасте должны появиться седые волосы, дряхлость, слабость, в конце концов, — смерть. Человек имеет такую установку и выполняет эту программу. При онкозаболеваниях, (давайте посмотрим правде в лицо), у больных уже создана установка, что нужно только облучение, операция и жить остается недолго. Такая установка… Естественно, человек легко внушаемый, с гибкой саморегуляцией подчиняется этой установке. А если наоборот?

Естественно, психотерапия не является панацеей ни при каком-либо заболевании, даже при функциональном. Ни неврастения, ни заикание, ни органические болезни на сто процентов психотерапия охватить не может. Это исключено. Но не надо впадать в крайность — отрицать ее огромные и непознанные возможности.

Я считаю, что врач-психотерапевт, но только квалифицированный, высококвалифицированный, — имеет свою аудиторию, своих больных в любой клинике, в том числе, и онкологической. У нас есть много примеров, когда происходят положительные результаты у онкологических больных. У них уменьшаются боли, часто проходят контрактуры и многое другое. Кроме того, есть целый ряд доброкачественных опухолей, например, такие, как гигромы, липомы, мастопатия, фибромиома. У нас имеются не сотни, а тысячи примеров с конкретными адресами людей, которые сообщают о своем излечении. Поэтому можно предполагать, что если доброкачественные опухоли исчезают, то иногда и злокачественные могут в какой-то степени уменьшаться. Пускай это происходит очень редко, но ни в коем случае нельзя убивать надежду у людей. Я предлагаю создавать установку-исцеление, чтобы человек был настроен на то, что многое может регенерировать.

Ведь никто никогда не думал, что могут проходить рубцы. Многие хирурги до сих пор в сомнении. Но уже столько имеется в Советском Союзе примеров исчезновения рубцов! Не только на коже, но и в других частях тела: и на глазном дне, и при спаечной болезни, и при бесплодии, когда уходит келоидная ткань, регенерирует. Не было такой установки у людей, что может проходить — и не проходило. А как только появились такие примеры, это превратилось чуть ли не в эпидемию.

(Объектив камеры телеоператора направлен в зал. Он задерживает внимание на молодой симпатичной девушке, внимательно слушающей выступление. На экране мы видим общий вид сцены. Она как и прежде очень скромно оформлена. Небольшой журнальный столик, за которым сидит Анатолий Михайлович. По сцене передвигаются операторы с камерами, другие работники, обеспечивающие передачу.)

Никто, никогда не сталкивался с тем, что волосы могут возобновить свой цвет. Все были настроены на то, что этого никогда не может произойти. Но этот феномен проявился, и мы теперь имеем массу сообщений. Установка человека на что-то, играет огромную роль. А установка на «положительное» и надежда всегда играют большую роль. Помните такое выражение: «Раны у победителей заживают быстрее». Эмоциональный настрой человека имеет огромное значение.

А вот телеграмма с сообщением из области юмора:
— «Видела светопреставление. Подробности письмом».

Кашпировский:

— Ну, а вообще-то это уже, по-моему, не из области юмора… Скорее всего, этот человек имеет яркое, образное представление… Трудно сказать, каков уровень этого человека, какая у него фантазия, что он читал, что он представлял… Помните, у Тютчева:
Когда пробьёт последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Все зримое опять покроют воды,
И божий лик изобразится в них…
По-моему, лучше не скажешь! Ни страшнее, ни проникновеннее, ни точнее — не скажешь!

Источник

Сеанс здоровья 1

8 октября 1989 года

«Что бы ни пылало внутри вас, — огонь,
который я зажигаю, будет пылать ярче всех.
Этот свет, что в вас родится, будет светом
по отношению к другому. И тот будет, как тьма
» .
А. Кашпировский

Многие месяцы сотни тысяч людей с нетерпением ждали этого дня. Особенно это нетерпение нарастало после июльского интервью Анатолия Михайловича Кашпировского по Центральному телевидению, в котором он высказал уверенность, что цикл передач по телевидению состоится. И вот этот день наступил. Сотни людей пришли сюда, в зал телецентра в Останкино, чтобы стать живыми участниками события, которое войдет в историю человечества, как уникальный опыт массового использования возможностей психотерапевтического воздействия для лечения людей от самых сложных, практически неизлечимых ранее болезней.

Уникальность этого опыта состояла прежде всего в том, что лечебное воздействие осуществлялось на огромной территории одновременно, для чего использовались современные средства передачи информации — телевидение. Свершилось то, о чем Анатолий Михайлович Кашпировский, врач — психотерапевт высшей категории, получивший широкую известность и признание не только в Советском Союзе, но и уже далеко за его пределами, автор этой идеи, мечтал многие годы.

(На экране в туманной дымке какой-то таинственный пейзаж лесного озера, окруженного высокими холмами. Этот пейзаж, медленно исчезая, переходит в светло-голубой каскад водопада, усиливая впечатление таинственности и значимости предстоящего. Звучит нежная, волнующая мелодия На экране на этом фоне возникает текст: «Сеанс здоровья врача-психотерапевта Анатолия Михайловича Кашпировского. Передача первая». Музыкально-зрительная психологическая подготовка встречи заканчивается.

Камера показывает все тот же, уже знакомый нам, зал Центрального телевидения в Москве, до отказа наполненный зрителями, которые уже через несколько минут станут активными участниками происходящего. На сцене зала маленький скромный столик, на котором установлен микрофон, стакан чая с лимоном и множество листков с записками и письмами сотен людей, пришедшими на телевидение. Красиво оформленная сцена. Древнее изображение человека с указанием жизненно важных точек на его теле. Колонна, украшенная цветами. Мягкий синий свет льется на сцену. Нарядные, взволнованные люди. Ожидание чуда. Надежда, смешанная с болью. На экране крупным планом Анатолий Михайлович Кашпировский. Напряженно — сосредоточенный взгляд выдает волнение).

Стенограмма сеанса здоровья 1

Его встречают аплодисментами. Спокойно, уверенно начинает он свой монолог, вписывая первые слова в летопись вечности:

— Уважаемые зрители и телезрители! Прежде чем мы начнем разговор об интересных случаях исцеления, о различных «чудесах» (это слово в некоторых случаях можно брать в кавычки, а в некоторых случаях можно обойтись и без них), — хочу обратить внимание на самое главное чудо, которое уже происходит здесь, в этой студии. Это чудо состоит в том, что мы собрались в одной из самых лучших аудиторий Советского Союза, что мы все присутствуем на Центральном телевидении,

(оператор показывает зал, заполненный людьми, несколько операторов у камер, обеспечивающих показ данной передачи. Мы видим в зале много молодых людей, некоторых из них операторы показывают крупным планом. По внешнему виду зала, по поведению людей, мы четко улавливаем настроение присутствующих, их особый интерес к происходящему, их ожидание на исполнение надежды.) и что нам предоставлена возможность — донести информацию об имеющихся психотерапевтических возможностях целому народу.

— Я хочу вас предупредить, что наш сеанс начался уже до того, как мы начали общение акт психотерапевтического воздействия — специфический акт! Я считаю, лечебное влияние происходит с первой секунды нашего общения. Обычно, такие сеансы я всегда начинаю с обзора записок, так как они дают возможность ответить на некоторые интересующие наших пациентов вопросы.

Я зачитываю письма, телеграммы, различные сообщения, свидетельствующие об эффективности телевизионного лечения. Наши телевизионные встречи будут проходить именно в таком ключе. Сейчас я прочту некоторые записки, которые представляют для нас интерес.

Читает записки, отвечает на вопросы, комментирует.

— «Возможно ли, хотя бы частично, избавиться от склеродермии»?(В момент чтения записки оператор показывает экран телевизора, установленного на сцене зала с изображением происходящего в зале.)

— Непосредственно на таких очных сеансах встречались случаи, когда наши пациенты избавлялись от этого заболевания, хотя оно считается неизлечимым и очень тяжелым. Я боюсь вам назвать точную цифру. Но имеются примерно три или четыре случая излечения, поэтому вас не должна покидать надежда.

— «Попов Сережа, 7 лет. (Оператор крупным планом показывает лист из школьной тетради, на котором мы сами можем прочитать текст этого интересного письма, написанного Сережей). За два телесеанса, 22 и 23 сентября, рассосалась полностью, без всяких признаков, паховая грыжа.

Операция была назначена на 3 января 1990 года. С благодарностью, семья Поповых.»

— В ответе на эту конкретную записку скрывается ответ на вопрос о том, могут ли, вообще, проходить рубцы, шрамы.

— «Пропала послеродовая пупочная грыжа 12-летней давности. Рассосался ослеоперационный рубец. Стала спать без таблеток. Благодарю за помощь»

— Это пишет Валентина Сергеевна, фамилию называть не буду.

«После телесеанса в Останкино у девятилетнего сына пропали на руках 12 бородавок. Спасибо. Семья Киселевых».

— Это тот июльский телесеанс, точнее встреча в Останкино, в конце которой проводился легкий телесеанс, дала возможность мальчику избавиться от такого состояния

— «Лечусь у телевизора. Исчезли на груди рубцы 28-летней давности. Снизилось давление. Полиартрит и увеличенная щитовидная железа пока остались».

— «Исчезли швы 50-летней и 30-летней давности. Спасибо», об этом пишет Бабенко из Саратова.

(Операторы вновь обращают свою камеру в зал. Мы видим как одна из присутствующих женщин стоит, заложив руки за голову и делает повороты туловищем.)

— «Держала у телевизора двухлетнего сына, страдавшего гемофилией. В течение двух месяцев нет длительных кровотечений. Неужели может нормализоваться?»

— «Пропала на щеке родинка, большое спасибо! Вавилина».

— «На ногах пальцы были скрючены, были большие шишки. После сеанса пальцы встали на место, а шишки остались».

— Не может же быть все сразу! Иногда бывает, что шишек нет, а скрюченные пальцы остаются.

— «Девочка 13-ти лет прикована к постели. Гидроцефалия. Впервые после двух сеансов проявила желание постоять на полу. Делалось это с помощью матери, в три попытки, стояла по две минуты. Две ночи спала хорошо».

— Вот еще интересная. В основном я подобрал записки и телеграммы, которые касаются исчезновения рубцов, потому что это очень актуально. Я потом скажу, почему.

«На учете 35 лет, «приняла два сеанса». Остеохондроза больше не ощущаю. Рубцы от катастрофы и трех кесаревых — почти пропали. Давление 130 на 80. Желудок не болит. «Щиро дякую». Яковенко».

— «Болела нога, три недели не ходил. После двух Ваших телевизионных сеансов хожу. Инвалид войны, Богдулин И. М.».

— «Роды прошли успешно — без боли и без разрывов. Большое спасибо».

— «Болею тромбофлебитом. После просмотра сеанса по московской программе прекратились судороги. После просмотра по местной — объем ноги уменьшился на 3 см, разница была 6 см».

— «В 1969 году перенес операцию — гангренозный перфоративный аппендицит, перитонит.

Последствия: рубец 17 см. «Принял три сеанса» по телевидению, один из Москвы и два — по местному телевидению. Результат — рубец практически исчез. Город Маркс».

— Вот интересная телеграмма:

(Оператор медленно с панорамного показа зала приближается к сцене и показывает крупным планом лицо Анатолия Михайловича. Спокойный сосредоточенный взгляд человека, выполняющего сложную и важную работу. В поведении, в действиях рук нет ничего необычного, нестандартного. И вместе с тем мы каким-то шестым чувством ощущаем его воздействие, Это особенно чувствуешь в те моменты, когда Анатолий Михайлович отрывает взгляд от записки и смотрит прямо в объектив камеры, смотрит с экрана телевизора прямо на тебя. У меня при этом всякий раз возникает ощущение, что этот пронизывающий взгляд как будто просвечивает тебя рентгеном и уходит куда-то вдаль.)

— «Я обжег горячим битумом обе кисти рук и запястья 8-го августа. Сегодня, после второго телесеанса, я спокойно сделал стойку на руках. Стоял 5 секунд около стены, без бинтов, касаясь теми местами, где была пересадка кожи. Все нормально».

— «С 1972 года перенесла четыре операции. Живот был весь изрезан. «Приняла» два Ваших сеанса по телевизору — швы рассосались. На крестовине поясницы была шишка — шишка исчезла. Чувствую себя хорошо».

— «После просмотра второго сеанса по телевидению у 14-летней дочери прошла опухоль в груди величиной с трехкопеечную монету. С уважением, мама».

— «После телесеанса, 22-го удалила зуб без страха и без боли. Во время сеанса, 23-го рассосались послеоперационные спайки, прошла послеоперационная грыжа».

— Удивительно, что грыжа проходит…

— «После двух сеансов рассосались рубцы в местах ампутации обеих ног и руки. Можно ли надеяться на уменьшение фантомных болей? Инвалид первой группы, Иван Алексеевич, 33 года».

— Да, можно надеяться на исчезновение фантомных болей. Остальные телеграммы тоже касаются рубцовой ткани. Но я хотел бы прочесть одну, может быть, даже забавную записку.

— «Интересно, рассосется ли мой рубец»?— спросил супруг, усаживаясь на первый сеанс по Саратовскому телевидению. (Он не верил, что может рассосаться опухоль, грыжа, рубец). Сам муж — хирург… Вчера он дежурил, нервничал, собирая больных на обход, которые буквально прилипли к телевизору. Сам он немножко посидел перед экраном в конце сеанса. Однако, к всеобщему удивлению и его огромной радости, он обнаружил, что его келоидный рубец рассосался, а второй побледнел. Рубцы после операции 8-летней давности».

Анатолий Кашпировский прерывает чтение почты, обобщая:

— Хотя бы такой беглый перечень этих сообщений говорит о том, что телевизионная психотерапия — это очень мощное средство лечения. Естественно, что врач-психотерапевт имеет «свою» аудиторию. Нельзя рассчитывать на то, что все 100% людей могут излечиться, и что все 100% заболеваний могут быть излечены. Но мы видим, что процент людей, которые исцелились, очень высок, а статистика даст нам возможность определить, какой именно. Я надеюсь, что статистика у нас будет налажена, и можно будет сделать какие-то определенные выводы.

Обращается к зрителям:

— Я бы хотел послушать и вас. Если в зрительном зале присутствуют те, кто занимался в наших группах в Москве, или те, кто положительно отреагировал на телевизионные сеансы, которые были по программе «Добрый вечер, Москва!» и по прежним передачам ЦТ, то будет интересно их услышать. Говорите очень кратко: что было — что прошло.

Микрофон в руках у мальчика лет 14-ти:

— Я онкологический больной.

Кашпировский:

— Из Москвы. Я был на Ваших трех сеансах. Мне проводили химиотерапию, потом был перерыв. Я не лечился, но ходил на Ваши сеансы. У меня пропал рубец.

Кашпировский:

— Можешь показать то место, где прошел рубец? Пожалуйста, чтоб мы увидели…

— Вот. С левой стороны. (Мальчик поворачивается левым боком к залу. Оператор крупным планом показывает левую щеку и шею мальчика, на них не видно никаких рубцов или шрамов.)

Кашпировский, обращаясь к залу:

— Вы там практически ничего не найдете, на этом месте. Достаточно. Рассказывай, что еще?

— После Ваших сеансов всегда бывает очень легко. Я живу на пятом этаже в доме без лифта. Раньше через каждый пролет, поднимаясь по лестнице, отдыхал. Теперь могу взбежать на пятый этаж совершенно свободно.

Кашпировский:

— Будем ждать у тебя дальнейших улучшений.

Выступление у микрофона продолжается. Затронута тема онкологии. Микрофон в руках молодого, лет 20 симпатичного человека в задних рядах зала. (Операторы показывают общий план зала, крупным планом выступающего молодого человека.):

— Анатолий Михайлович, я онкологический больной. Лимфогрануломатоз. После пяти сеансов в Саратове.

Кашпировский:

— Вы можете подойти сюда поближе. Вы знаете, мне не очень бы хотелось, чтоб у нас звучала здесь онкологическая тема. Но наши пациенты, к сожалению, часто страдают онкологическими заболеваниями. Пожалуйста.

Выступающий (подошел к микрофону, находящемуся у сцены):

— Лимфогрануломатоз. После пяти Ваших сеансов, даже по истечении второго сеанса, у меня исчез подчелюстной лимфоузел величиной, примерно, с куриное яйцо. Результаты Вашего воздействия равносильны курсу химиотерапии, но при этом — никакой токсичности! Улучшилось общее состояние, улучшились анализы крови, лейкоциты поднялись. Я очень Вам благодарен.

Женщина рассказывает о своем ребенке:

—Моему мальчику четыре года, у него ДЦП. После Вашего сеанса, когда Вы сказали, что он перестанет писаться, он действительно перестал. Кроме того, он стал брать в руки игрушки. А раньше он ничего не мог сделать. Мы приехали из Ставропольского края.

Кашпировский:

— По поводу больных детским церебральным параличом, должен сказать следующее: трудно надеяться на то, что дети абсолютно выздоровеют. Но соглашаться с той точкой зрения, что эти дети являются неизлечимыми, тоже неправильно. Кое-что из их разнообразной симптоматики может пройти, например, синдром, который наблюдается при ДЦП. Некоторые симптомы можно, каким-то образом, уменьшить. В данном случае, я считаю, это очень интересный момент.

— Я слушаю Вас, — Кашпировский обращается к женщине с микрофоном. Она говорит:

—За одну минуту телесеанса, который по Украине показывали, у меня исчезло 12 бородавок, и начали рассасываться рубцы после гинекологической операции. А боли не исчезли.

Кашпировский:

— В городе Ейске, Краснодарского края.

Аудитория больных людей разнообразна. Пожилые люди, молодые цветущие женщины, даже дети разного возраста… Рассказывает девочка-подросток:

—Мне 13 лет. Я была у Вас на двух сеансах, и у меня рассосался глубинный тромбофлебит. А еще у меня был хронический гепатит — он тоже прошел.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Оцените автора
( Пока оценок нет )
Здоровая спина
Adblock
detector